Человек идет

Они не удержались бы от смеха, глядя на пострадавшего. Среди своих мохнатых собратьев он выглядел гладким и аккуратным: липкая грязь, покрывавшая его тело, теперь высохла и придала ему такой вид, что его сородичи недоуменно таращили на него глаза и потешно морщили физиономии. Пошли дальше. Миновав болото, снова попали в густой лес. Вожак пристально озирался по сторонам, так как знал, что чащоба всегда грозит внезапной опасностью.
И действительно, не прошло и часа, как раздался тревожный и громкий крик вожака. Все сразу заметались из стороны в сторону и, не разобрав еще, откуда угрожает опасность, вмиг очутились на деревьях.
И только потом разглядели, что между деревьями мелькают фигуры каких-то рыжих зверей, похожих на тигров, но значительно крупнее. Это были самые страшные из хищников – и не только доисторических, но и вообще когда-либо существовавших на земле – махайроды. Необычайно сильные, ловкие и кровожадные, они отличались еще своими очень острыми клыками-кинжалами, сантиметров пятнадцать-двадцать длиной. Ни львы, ни тигры, по силе и свирепости, ни в какое сравнение с ними не идут. Однако по какой-то причине махайроды давно уже вымерли, а слабые львы и тигры существуют.
Едва последний из группы успел вскарабкаться на дерево, как хищники окружили их. Они были, видимо, очень голодны, так как не отходили от деревьев, на которых укрылись люди. Задрав головы кверху, махайроды то и дело становились на задние лапы, скребли по стволам когтями, стараясь достать людей. Кровь застывала в жилах от этого зрелища. Один из зверей ловко подскочил и уцепился зубами и передними лапами за нижний сук. Он извивался, раскачиваясь и перебирая задними лапами в воздухе. Люди поднялись выше и с ужасом следили за ним. Но зверь сорвался и тяжело рухнул на землю. Другие хищники пробовали грызть стволы деревьев; они так старались, что только щепки летели из-под их страшных клыков. Но скоро они успокоились и улеглись под деревьями, как будто решили выжидать, пока кто-нибудь слезет…
Прошел час, другой. Махайроды и не думали уходить. Видимо, они решили расположиться здесь надолго. Мучительно тянулось время. Люди на деревьях очутились в безвыходном положении. Наконец они решили испробовать последнее средство – убежать по деревьям, как это делают обезьяны.
Вожак осторожно перебрался на соседнее дерево, за ним последовали его товарищи. Затем перелезли на следующее. Хуже всех пришлось женщинам с детишками, но кое-как перебрались и они. Однако дальше дело пошло хуже. Следующее дерево стояло довольно далеко, и на него можно было только с трудом перепрыгнуть, держась за тонкие ветки. Первым сделал это проворный Ра. И сразу же ветки соседнего дерева так согнулись, что остальным нечего было и думать последовать его примеру. Если бы эти люди могли рассуждать, то в этот миг, наверное, пожалели бы, что не во всем похожи на обезьян.
Махайроды же, заслышав шорох на деревьях, бросились в ту же сторону, куда двигались люди. Путь к спасению был отрезан. Но вдруг из леса послышался шум. Хищники насторожились. Между деревьев показалась туша носорога. Махайроды бросились к нему и окружили со всех сторон. Носорог издал глухой рев, нагнул голову и ринулся на ближайшего из хищников. Тот отскочил в сторону, а в это время две пары клыков разорвали шкуру носорога. Страшный рев прокатился по лесу, и носорог, как ошалелый, заметался из стороны в сторону. В ярости он оказался необыкновенно увертливым, чего ни как нельзя было ожидать от такого неуклюжего зверя. Однако ему удалось распороть своим рогом брюхо лишь одному врагу, в то время как сам он получил не меньше десятка ран. Раны его были глубокими, но для такого крупного, толстокожего зверя не смертельными, так как внутренние органы не были повреждены. И сражение продолжалось.
Носорог уничтожил еще одного врага, но зато теперь и сам стал похож на груду кровоточащего мяса.
Окровавленные клочья свисали у него с боков. Собрав последние силы, он побежал, но тут же грохнулся наземь, и на него накинулись махайроды.