Человек идет

Юноша испугался, быстро поднял руку с прутом и… ударил им черепаху по спине. Раздался треск – и сухой прутик переломился пополам.
Черепаха снова спряталась. И так и этак пробовали добраться до нее, но ничего не вышло. Тогда ее оставили в покое. И никто не догадался, что здесь свершилось величайшее событие в истории человечества: человек впервые поднял вооруженную руку на зверя. Величайшее открытие так и осталось незамеченным. Люди продвигались вперед. На пути им пришлось обходить большое зыбкое болото. Оно заросло травой, сверкало яркой зеленью, словно луг, вымытый дождем. Но стоило ступить на него, как открывалась темная, вязкая трясина.
В нескольких шагах от края болота стоял аист и спокойно взирал на людей. Он знал, что стоит в неприступном месте. Кра не выдержал и бросился к аисту. Птица взлетела, а человек увяз в болоте и стал погружаться в него все глубже и глубже. Люди шли мимо и не обращали на него внимания.
Кра, увидев, что дело плохо, начал кричать. Тогда встревоженные люди столпились у края болота, засуетились, замахали руками. Некоторые пытались подойти к нему, но сразу же были вынуждены повернуть обратно. Кра выбивался из сил, барахтался, но трясина неумолимо затягивала его. Проходили минуты, томительные, долгие. Люди стояли, смотрели и наконец, поняв свое бессилие, стали утрачивать интерес к судьбе товарища. Некоторые отвернулись в сторону, другие вовсе отошли. Казалось, вот-вот внимание их совершенно ослабеет и все двинутся дальше. А бедняга тем временем увяз до плеч. Поблизости от него валялась сухая верхушка молодого деревца, которая, отломившись, одним концом упала в болото; другой конец ее оставался на берегу. В самый последний момент Кра удалось ухватиться за эту верхушку, и он потянул ее к себе.
Другой конец, бывший на берегу, шевельнулся, как бы предлагая людям потянуть за него. Но они стояли, неподвижно смотрели или же бестолково суетились. И только спустя некоторое время вожак ухватился за лежавший на берегу конец и стал тянуть к себе. Тогда и другие последовали его примеру. Однако вытянуть человека из болота – дело нелегкое. Тащили все, кто мог только ухватиться. По их лицам видно было, что они напрягают не только физические силы, но и умственные. Люди догадывались о значении своего труда: они видели, что верхушка дерева помогает завязшему. Вот они уже вытащили Кра наполовину. Он крепко держался руками за деревцо, но оно вдруг обломилось…
Люди попадали на землю, не понимая, что произошло. Поднявшись, они смущенно поглядели друг на дружку, но никто не знал, как им быть дальше. А Кра в это время опять стала засасывать трясина. Вот он погрузился в нее уже по шею, потом до подбородка. Вот он уже захлебывается… Он уже не кричит, только глаза полны смертного страха. Настал критический момент. Догадаются ли они, как спасти несчастного?
Быть может, кто-нибудь усмехнется над таким вопросом. Но пусть он помнит, что и около него найдутся вещи, которыми он тоже не сумеет воспользоваться, Хотя и обладает всем предшествующим опытом человечества. А для первобытного человека воспользоваться обыкновенной палкой было значительно труднее, чем нашему современнику сконструировать сложную машину.
Выручило сострадательное женское сердце. Агу, та самая девушка, которая раньше догадалась умыться в ручье, теперь в каком-то необъяснимом порыве бросилась вперед, схватила сломанную верхушку дерева и протянула ее Кра. Тогда и остальные ухватились за нее с противоположной стороны и с большим трудом вытащили беднягу из топи. Он был почти без сознания и долго еще, лежа на сухом берегу, крепко держался за поданный ему конец деревца. Видно было, что все удовлетворены таким исходом дела. Люди внимательно осматривали потерпевшего.
Не меньшим вниманием пользовалось и само орудие спасения, сослужившее людям столь полезную службу. Детишки таскали его до тех пор, пока, наконец, совсем не сломали, и после еще долго размахивали сучками, не подозревая, что эта игра – тоже величайшее достижение человеческого разума. Даже вожак обратил внимание на жердь: он взял ее в руки, подержал, но, не зная, что с нею делать, бросил в болото. Кра тем временем окончательно пришел в себя и встал. О, если б эти люди умели смеяться!