Человек идет

Значит, надо сообща ринуться на них. И все разом, словно сговорившись, бросились на хищников. Нападение было таким шумным и стремительным, что гиены в страхе повернули вспять и скрылись во тьме.
Люди остановились, облегченно вздохнули. Успех придал им бодрость и смелость. Они еще раз убедились, что если действовать дружно, всем вместе, то можно достичь многого. Ведь они и до сих пор и не погибли только потому, что держались друг за друга. Всю эту ночь гиены с ворчанием бродили поблизости, и люди в тревоге не сомкнули глаз.
Наконец забрезжил рассвет. Люди все еще опасались, что нападение повторится. И, действительно, вскоре со стороны леса послышался новый, еще более грозный шум, точно приближалось целое войско. С грохотом и треском падали и ломались деревья. И вот показались какие-то гигантские звери, похожие на слонов. Они направлялись прямо к ручью, очевидно, на водопой.
Гигантские звери хотя и напоминали современных слонов, но в сравнении с ними были по крайней мере раза в два крупнее. Длина их достигала восьми – десяти метров. Головы их тоже были длиннее, чем у слонов, а хоботы значительно короче. Главное же отличие – бивни. Их было у каждого по четыре: два сверху и два снизу. Бивни торчали прямо вперед, как колья; нижние были короткие, а верхние – в три – четыре метра длиной. Звери эти – мастодонты, теперь их уже нет на свете. И, должно быть, одной из причин их вымирания явились эти несоразмерные бивни, мешавшие им брать пищу. Мастодонты могли пользоваться только тем, что находилось высоко над землей, – листьями, плодами. С земли же они ничего не могли положить себе в рот, так как бивни упирались в землю, и хобот ничем не мог помочь, как он помогает современным слонам, ибо хобот у мастодонтов был короче верхних бивней.
Поравнявшись с трупом оленя, передний из мастодонтов поддел его бивнями и отшвырнул далеко в сторону. На труп сразу же набросились гиены и по кускам растащили его. А люди могли только издали смотреть, как эти твари пожирают их оленя, добытого с таким трудом. Мастодонты напились и прошли обратно, а гиены тем временем окончательно разделались с оленем, оставив людям только рожки да ножки.
Снова надо было переходить на подножный корм, снова целые дни тратить на поиски разной съедобной мелочи. Изобилие и довольство – все прошло: начинались дни лишений. Такой случай, как поимка целого оленя, мог повториться, пожалуй, лишь через много месяцев.
И люди разбрелись во все стороны, стали ловить жучков, червяков и различных мелких животных, начали отыскивать плоды, листья и коренья. Коренья люди выкапывали руками, причем брали только те, которые легко поддавались. А те, что выкопать не могли, – бросали и снова принимались за поиски.
Но случалось и так, что еды было мало, а бросить найденный корень – жалко. Тогда они долго бились над тем, чтобы как-нибудь извлечь его. И вот одна из женщин, добывая корень, как-то нечаянно подобрала сучок и начала им рыть землю. Она сразу же почувствовала, что дело пошло значительно быстрей и легче. Тогда она таким же способом выкопала и другой корень. Но, перейдя на новое место, она уже забыла о своем изобретении. Не догадалась она ни захватить с собой этот сучок, ни поискать другой. И опять вырывала коренья руками.
Это случалось и с другими людьми, но не оставляло следа в их сознании. Человек еще только ощупью приближался к величайшему перевороту в своей истории – к тому моменту, когда он начнет пользоваться орудиями и этим сразу опередит все живые существа на земле. Однажды наши люди увидели какое-то живое существо, гладкое и круглое. Оно ползло по земле очень неуклюже, медленно, и люди тотчас же сообразили, что бояться им нечего. Это была обыкновенная черепаха. Люди окружили ее, стали рассматривать, а она тут же втянула голову, лапы, хвост и замерла в траве. Ее потрогали – твердая, как камень, никак не ухватить. Пробовали просунуть вовнутрь панциря пальцы – царапается.
Тогда юноша Ра взял прут и и просунул его в одно из отверстий панциря. Черепаха сразу зашевелилась, высунула лапы и голову и двинулась вперед, прямо на него.