Человек идет

Оказавшийся в затруднительном положении кролик, не зная, куда деться, вскочил на камни и начал выделывать такие трюки, что наши охотники остановились разинув рты. Кролик подскакивал, как мячик, стараясь ни на секунду не задерживаться у земли: чуть только притронется к ней и тут же подскочит как можно выше.
Спустя некоторое время он стал кувыркаться, падая то на спину, то на брюхо. И это продолжалось до тех пор, пока силы не покинули его. Тогда произошло новое чудо: кролик начал дымиться. Дым усиливался, густел, и вдруг шерсть на кролике вспыхнула. Тут юноши сразу вспомнили удивительное явление, которое им однажды пришлось видеть в лесу.
Шерсть обгорела, пламя исчезло, но дело этим не кончилось: кролик стал жариться; он шипел и потрескивал, как на сковородке. Приятный запах защекотал ноздри охотников. Они сунулись к кролику, но тут же, вскрикнув, отскочили обратно: их кто-то так куснул за ноги, что даже в глазах потемнело.
Вкусный жареный кролик лежал совсем близко, в каких-нибудь двух шагах, привлекая своим аппетитным запахом. Но он был недоступен. А голод все сильнее напоминал о себе. Близился вечер, а им удалось поживиться лишь несколькими зернышками да козявками.
Дело было плохо. Мозг напряженно работал. И вот на глаза попалась обгоревшая ветка кустарника. Сразу вспомнились недавние забавы и упражнения с такими же ветками…
И наши охотники подтянули к себе изжарившегося кролика. С таким удовольствием, первый раз за свое существование, человек поел жареного мяса! Наступили сумерки, воздух сделался прохладнее, но у «естественной печи» было тепло и уютно.
Развлекаясь, юноши стали бросать на застывшую лаву хворост, и он вдруг загорелся ярким пламенем, таким же, как когда-то в лесу. Вокруг стало светло; лица юношей были освещены, и на них появилось что-то вроде улыбки. Но вот огонь погас, снова сделалось темно и неуютно. Тогда они подбросили еще хвороста, и опять стало светло. Значит, они сами могли заставить огонь гореть!
Эта мысль привела их в сильнейшее радостное волнение. Они уже только ради любопытства давали огню погаснуть, а затем снова вызывали его. Кое-какие животные приблизились к огню, остановились на почтительном расстоянии и с удивлением наблюдали за тем, что проделывают эти неведомые им двуногие. Один раз юноши бросили довольно длинную хворостину, а когда загорелся один конец ее, взялись за другой, – и вот огонь уже у них в руках. Они взмахнули пылающей веткой раз, другой, звери как заревут – и наутек! А оба чародея от радости завопили что было мочи.
Но маленький горящий сучок отломился и упал на землю. К нему пододвинули другой сучок – огонь перебрался и на него. Пододвинули третий, четвертый – то же самое. А через некоторое время у них уже пылал целый костер – первый костер, зажженный руками человека. Продолжая развлекаться огнем, они перебросили головешку на другое место – и там возник новый костер.
За этой игрой юноши забыли и об усталости, и о сне. Только заботы и было, как найти побольше хвороста да подбросить в огонь. Хорошо, что кое-где попадались сухие сучки. И лишь когда до прутика все было подобрано и сожжено, они улеглись прямо на землю и уснули.
Проснулись поздно. Сразу вспомнили о вчерашних забавах, попытались снова вызвать огонь. И огонь послушно появился. После вчерашнего жаркого их мучила сильная жажда. Вода же была довольно далеко, у леса, из которого они вчера сюда пришли. Как ни крепились, но в конце концов не выдержали и отправились разыскивать воду.
Напились и пошли обратно. По дороге им вспомнилась вчерашняя охота на кролика, захотелось опять полакомиться жареным мясом. Но на этот раз у них ничего не вышло: кролик, которого они выследили, удрал совершенно в другую сторону. Вместо него удалось поймать только двух мышат. По сравнению со вчерашним жарким они были очень невкусными.