Человек идет

Чтобы отрезать мясо, люди использовали острые камни, кости и ракушки. Главное же было в том, что они сознательно выбирали предметы поострей. И эти примитивные ножи теперь уже сохранялись людьми. Так у них появилась первая домашняя хозяйственная утварь. Однажды в жаркий полдень люди лежали в тени и наблюдали, как шестилетний мальчуган играл у воды. Неожиданно из воды высунулся крокодил и с разинутой пастью двинулся к ребенку.
Мигом вскочило несколько мужчин с костями-дубинками; подбежав в самый опасный момент к воде, они нанесли могучие удары по голове крокодила. Отвратительное животное завертелось и медленно поползло прочь от берега.
Восторженные крики вырвались из груди у людей. Что-то похожее на улыбки появилось на их лицах. Теперь-то человек знал, что такое оружие!
Ночью люди были разбужены каким-то необычайно сильным, приглушенным гулом. Земля дрожала, огромные глыбы отваливались от берега и рушились в воду.
В ужасе повскакивали они со всех своих мест, выбежали, присмотрелись, прислушались, но ничего не могли понять. Ночь темная, тихая, только где-то далеко шумела и сверкала гроза.
Тревога оказалась напрасной, люди снова улеглись спать и проспали спокойно всю ночь, хотя сквозь сон чувствовали какой-то отдаленный гул. Наступил день, жаркий, но тусклый: не то сухой туман, не то пыль висели в воздухе. Самое же удивительное творилось на реке. Она стала вполовину меньше, а над водой повис густой белый туман, который с течением времени не только не рассеивался, но становился гуще.
По берегу взад и вперед метался бегемот и тревожно фыркал. Только крокодил по-прежнему весело плескался в воде. Однако и он вскоре выскочил из нее, поспешив укрыться в тростниках. Затем начали выпрыгивать рыбы. То тут, то там высовывались их головы, чем дальше, тем чаще, и, наконец, целая масса запрыгала по воде. Откуда они только брались! Рыбьи головы торчали на всей поверхности воды. Многие рыбы выбрасывались на берег, другие, повернувшись кверху брюхом, безжизненно плыли по течению.
Люди бросились вылавливать рыбу, но тут же с криком отскочили от реки: вода в ней была горячая. Не понимая, в чем дело, смотрели они на это удивительное явление, словно спрашивая друг у друга: что за чудо случилось? Однако вскоре они все-таки принялись уплетать рыбу. Она, правда, еще не вполне сварилась, но все равно была гораздо вкуснее, чем сырая.
Вскоре рыба перестала прыгать и метаться; вся поверхность реки сплошь была усеяна мертвой рыбой. Щедрая природа попотчевала людей ухой, какую еще никто никогда не едал и не видывал. И люди наелись так, что еле таскали ноги. Они уже не удивлялись столь необычному явлению, не интересовались им. Ведь они еще не умели рассуждать, да и рассуждать-то было не о чем: бери да ешь досыта, не каждый день выпадает такое угощение!
Что же произошло? А вот что. Километрах в шестидесяти от стоянки, там, где на горизонте дымились горы, начал действовать вулкан. Поток лавы медленно сползал в долину, по которой протекала река, и наконец достиг воды. Забурлила, зашипела вода, и белый густой пар заполнил долину. Лава медленно продвигалась все дальше и дальше, дошла до середины реки, наконец заполнила все русло до противоположного берега. Возникла громадная запруда; вода переливалась через нее и делалась горячей, как кипяток. Густое облако пара поднялось над рекой и скрыло все происходившее.
Теперь-то люди зажили, как подобает людям. К сожалению, это длилось недолго. Через день рыба была не такой вкусной, через два – издавала отвратительный запах, а через три уже нужно было бежать от реки, куда глаза глядят. Да и погибшие звери к этому времени вконец разложились и издавали такой смрад, что его не могли вынести даже самые неприхотливые существа. В довершение бед и ручей пересох из-за того, что давно не было дождя: люди остались без питьевой воды.