Человек идет

Однако птицам это не нравилось, и они стали держаться подальше от незваных гостей. Люди порой подходили к воде, склонялись над ней и наблюдали за рыбами, подталкивая друг друга и указывая на них рукой. Но вот из воды высунулась чья-то страшная голова, с огромной зубастой пастью. Люди испуганно закричали и шарахнулись прочь. Их крики испугали и крокодила – а это он высунулся из воды, – и голова мгновенно исчезла.
Ночью вокруг слышались какие-то звуки, тяжелый грохочущий топот, но усталые люди ничего не слышали и преспокойно спали. На утро они снова отправились на охоту за птицами, но результаты уже не были столь блестящими, как накануне. Птицы уже не дожидались, пока их возьмут голыми руками. Пришлось гоняться за ними; поднялся шум и крик, а это вызвало переполох по всему берегу, – ив результате наши охотники вернулись с одним только фламинго, несколькими птенцами и небольшим количеством яиц.
Добавив к этому лягушек, улиток и тростниковых корневищ, прожили еще день – и, пожалуй, не хуже вчерашнего – и тут снова вспомнили об «орудиях». Люди взяли в руки кто палку, кто прут, ракушку, острый камень, птичью кость – их особенно много валялось вокруг – и принялись копать, расковыривать землю.
От леса к реке вела едва различимая тропинка. Она была узкой и проходила по самой круче, но это был единственный путь, ведущий к воде. По видневшимся на ней отпечаткам следов можно было догадаться, что ею пользуются звери.
Несколько раз на самой середине реки возникало какое-то движение, вода плескалась, слышались какие-то звуки, похожие на сопение. Видно, там ворочался какой-то крупный зверь, но к берегу он пока не приближался. И этот невидимый зверь казался людям страшнее, чем какой угодно лесной хищник, которого, по крайней мере, можно было видеть. Однажды под вечер, когда люди уже сидели в своей пещере, зверь, наконец, появился. Войдя в тростники, он распугал птиц и стал мять и ломать все вокруг. Это был бегемот, или гиппопотам, каких еще и сейчас достаточно в Африке. В то же время по тропке спускались на водопой четыре мастодонта. Завидев этих гигантов, бегемот мигом отправился восвояси.
Мастодонты вошли в воду, напились, постояли немного и повернули обратно. Едва только первый из них ступил на тропку, как наверху показались два носорога, тоже направляющихся на водопой. На узкой тропинке столкновение стало неминуемым, тем более что носороги всегда очень драчливы. Шедший впереди носорог, спускаясь вниз, неожиданно для себя очутился между двумя мастодонтами.
Не раздумывая, он нагнул голову и запустил свой страшный рог в брюхо мастодонта. Тот взревел так, что вздрогнула земля, и присел на задние ноги.
Затрубили и остальные мастодонты, заревели оба носорога; могучее эхо прокатилось по лесу. Испуганные люди сбились в глубине пещеры и затаили дыхание. А тем временем задний мастодонт всадил свои двухметровые бивни в шею носорога, и тот вытянулся рядом с раненым мастодонтом. Второй носорог, увидев, что остался один против трех мастодонтов, стал поворачиваться, чтобы кинуться бежать, но тут две пары бивней пропороли ему бока. Разбойники были побеждены. Раненый мастодонт сидел, припав на задние лапы, и громко стонал. Его товарищи стояли подле него, обнюхивали, притрагивались хоботами, словно стараясь помочь ему встать.
Но он все слабел и слабел, а спустя немного грохнулся на землю. Долго еще стояли возле него мастодонты, а потом понуро побрели в лес. На месте боя горами лежали трупы трех великанов. Вскоре выполз крокодил и, конечно, неведомо откуда появились гиены. Всю ночь перепуганные люди слышали ворчание и возню возле трупов. Только наутро пришла, наконец, их очередь.
И опять наступило время, когда не нужно было беспокоиться о пище. Теперь можно было и поразвлечься. И почти все мужчины нашли для себя подходящие игрушки среди костей погибших животных. Игрушки эти – огромные увесистые кости, с которыми мужчины теперь почти не разлучались и таким образом привыкали иметь при себе постоянное и надежное оружие.