Человек идет

Махайроды набросились на беззащитного гиганта и начали живьем пожирать его. Динотерий хрипел, вздрагивал, но не мог причинить хищникам ни какого вреда. Махайроды во многих местах разодрали на нем шкуру, выели мясо, а динотерий все еще был жив: эти раны при его размерах не были смертельными. И когда махайроды, насытившись, ушли, гигант все еще жил…
Тогда к нему подступили люди, давно они уже не ели мяса; что-то удерживало их накинуться на живого зверя, но голод проснулся, и люди один за другим принялись за него…
Махайроды помогли людям, – иначе они не сумели бы прорвать его шкуру. Только начали они насыщаться, как, откуда ни возьмись, появились гиены. Эти отвратительные твари всегда еще издали чуют, где можно поживиться, и сразу спешат на пиршество. Обычно они сидят в сторонке и ждут, пока зверь посильнее наестся, и уже потом довольствуются остатками. А таких слабых существ, как первобытный человек, они совсем не боялись и поэтому сразу же двинулись к издыхающему зверю. Вот тут-то и пришел на помощь человеку случайный опыт.
Вожак и Кра схватили палки и изо всех сил вытянули по спинам непрошенных гостей. В первый момент показалось, что гиены больше удивлены такой необычайной встрече, чем напуганы. Никогда они еще не видывали ничего подобного! Потом, разъярившись, кинулись на людей. Но теперь уже не только вожак и Кра, а все, кто только мог, взялись за оружие, – и гиены вынуждены были удирать, а одна, убитая палкой, осталась лежать. Человек победил! Победил врага в бою с оружием в руках! И с этой поры человек сделался самым сильным, самым могучим существом на I Земле. Он уже мог никого не бояться, кроме таких, как он сам… Уже давно где-то вдали грохотал гром, но туча прошла мимо. А спустя некоторое время снова раздался какой-то неясный гул. Он неуклонно приближался. Вода в ручье снова начала подниматься, – и вдруг из-за поворота оврага выкатился огромный водяной вал. Люди забегали, засуетились у трупа динотерия, потом взобрались на него. Но туша вдруг шевельнулась и тронулась с места. Вода все прибывала и уже начала подбираться к людям. Они стали карабкаться на дерево. Воды стало еще больше. Динотерий развернулся и поплыл. Несколько человек уцепились за поваленное дерево, но оно не выдержало новой тяжести и с шумом рухнуло в воду. И вода понесла и дерево, и людей, и труп зверя.
Все совершилось в один миг, но никто не пострадал: вода ушла так же быстро, как и пришла. Но удобная пещера была разрушена до основания. Весь овраг был размыт, обезображен. Снова пришлось начать скитания.
Идя вдоль ручья, люди вышли к широкой реке. Берега ее были довольно круты, и под ними люди скоро нашли себе пристанище не хуже прежнего. Место было очень живописное и удобное: сразу же у берега реки начиналась равнина, чуть в стороне – лес и заросли камышей в том месте, где ручей, впадая в реку, образовал песчаные наносы. На горизонте высились горы, над ними клубились какие-то темные тучи, а может быть, дым.
Наши скитальцы отлично устроились под выступом берега. Пещера здесь находилась не у самой воды, а выше и в некотором удалении. Это давало возможность держаться подальше от нежелательных соседей, которые могли оказаться в реке.
Здесь имелось все необходимое человеку: и лесные плоды, и степные животные, и, наконец, множество птиц, копошившихся в камышах.
Не хватало у человека только знаний, чтобы полностью использовать это богатство.
Цапли, утки, журавли, чайки шумели и галдели в кустах, летали над водой целыми стаями. Длинноногие фламинго, как часовые, стояли, вытянувшись на одной ноге, а горбатые пеликаны бестолково топтались на месте. Когда вожак схватил одного из пеликанов, то остальные лишь немного попятились и удивленно смотрели на гибель своего товарища. Вскоре берег был покрыт перьями, словно снегом; в воздухе носились облака пуха. В этот день люди досыта наелись.