Человек идет

Спустившись на землю, он встал на обе ноги и направился к Агу. Согнувшись, покачиваясь на коротких кривых ногах, опираясь о землю своими длинными руками, он имел очень забавный вид. На это обратила внимание и наша девушка. Она остановилась и так посмотрела на него, что тот сразу же опустился на четвереньки и полез обратно на дерево. А она отвернулась и гордо пошла прочь. Как бы мы не смотрели на человека того времени, а все-таки обезьяна была ему не ровня. Когда люди покинули место стоянки и отправились дальше, обезьяны долго следовали за ними, перескакивая с дерева на дерево и следя за каждым шагом своих родичей…
Но и гордый человек ушел с пустыми руками, как и пришел; все его изобретения, все орудия остались на месте. Только Ра захватил, было с собой палку, но потерял и забыл о ней. Однажды, когда располагались на ночлег, Ра заметил на соседнем дереве какое-то сооружение из веток. Он заинтересовался и полез посмотреть, что там такое. На дереве оказалось оставленное обезьяной гнездо. Просторное, уютное, устланное мягкими листьями, – лучшего места для ночлега и желать нечего. Ра устроился там, как в постели. Это заметил один из его товарищей и тоже забрался к нему. Места было достаточно, и они оба, как никогда, выспались там на славу. А когда проснулись, никого поблизости уже не было. Их отцы и братья, встав как всегда рано, быстро собрались и отправились в путь. Считать они не умели, помнить всего не могли, – так и ушли, не заметив, что двоих не хватает…
Когда вся группа вышла из леса, то увидела перед собой размытый водой широкий и глубокий овраг. Внизу, на самом дне, журчал небольшой ручеек, во время дождя превращавшийся в бурный поток. На краю оврага лес кончался, и по другую сторону тянулась белесая равнина.
Спустившись в овраг, люди сразу увидели, что тут они могут неплохо устроиться. В одном месте крутой берег образовывал естественный навес. Здесь можно было укрыться и от дождя, и от ветра. Противоположную сторону весь день припекало солнце; шагах в двух пониже бежала прозрачная вода. Прекрасное место для стоянки!
Несколько дней люди прожили здесь. Ходили на охоту, собирали коренья и снова возвращались в гостеприимный овраг. Хорошо им жилось бы тут, если бы не требовалось в поисках пищи отходить все дальше и дальше, так как вблизи все доступное было уже съедено. Но пока можно было, люди держались этого места. Однажды утром их разбудил какой-то грохот. Земля, казалось, дрожала. На головы людей сыпался песок. Шум то удалялся, то приближался. Можно было догадаться, что он возникает где-то наверху.  Люди замерли от страха, стали прислушиваться, но как будто непосредственной опасности не было.
Вдруг раздался оглушительный треск, в воздухе мелькнула вершина дерева, и целая гора обрушилась в овраг. Если бы она упала чуть ближе, все люди погибли бы. Теперь же их только немного засыпало землей, а дерево прикрыло собой вход в пещеру. Оно упало вершиной к низу, корни же торчали вверху над обрывом. Все были в страшном испуге. Остолбенев, глядели они сквозь ветви дерева; гора шевелилась, дрожала, груды земли разлетались в разные стороны. Ручей был запружен, вода в нем поднялась и потекла сквозь запруду, возник водопад.
Оказывается, наверху, близ края обрыва, разыгралась трагедия. По лесу шествовало гигантских размеров животное, очень похожее на мастодонта, только гораздо крупнее его, с бивнями, торчавшими не вперед, а книзу. Это был динотерий – самое огромное из млекопитающих, когда-либо водившихся на суше. В ту эпоху они уже почти все вымерли; может быть, последний динотерий подошел теперь к обрыву.
На него напали уже знакомые нам махайроды. Защищаясь от врагов, динотерий все отступал, пока не достиг обрыва. Он уперся в дерево, росшее на самом краю оврага, и приготовился к обороне. Занятая им позиция надежно гарантировала от нападения с тыла. Но вдруг дерево не выдержало, повалилось, и богатырь полетел вслед за ним вниз с обрыва.
Динотерий лежал на боку поперек оврага, крепко зажатый с обеих сторон. Ручей постепенно размыл землю и просочился снизу под зверем, как под мостом. Динотерий был еще жив; несколько незначительных ран от клыков хищников не причинили ему вреда. Он бился, хрипел, но высвободиться никак не мог.
Люди выбрались из завала, хотели, было подойти к зверю, но вдруг повернули обратно и в страхе попрятались: в овраге появились махайроды; они приближались к своей жертве.
И тут началось такое, что даже у этих людей – почти животных – сжалось сердце.