Человек идет

Конечно, лягушку он даже не задел, но игра увлекла его. К нему присоединились ребятишки; каждый старался поддеть лягушку чем-нибудь. Ее обступили со всех сторон, игра стала многолюдной, оживленной, но никто не смеялся, и раздававшиеся одиночные выкрики были совсем не похожи на веселый крик детей во время игры. Лягушка поскакала себе в кусты, дети погнались, было за ней, но вдруг все сразу кинулись обратно: они увидели змею. Правда, то была небольшая змейка, но этой твари человек всегда боялся.
И тут-то совершился новый, величайший шаг по пути цивилизации. Ра подбежал к змее и, ясно сознавая, что делает, поднял на нее палку, чтобы нанести удар. Если в недавнем прошлом он стукнул черепаху совершенно без цели, то сейчас он хотел ударить врага. И он попал прямо по голове. Змея завертелась и зашипела так, что Ра в испуге отбежал в сторону. Но, увидев, что змея его не преследует, а все вертится на месте, снова подошел и принялся колотить изо всех сил.
На это обратили люди и постарше. Подошел вожак. Он взял из рук Ра палку, подержал, повертел, даже притронулся ею к змее, но ничего замечательного не обнаружил. Для него, большого и сильного, эта палка была слишком мала. Подержали в руках палку и Кра, и другие мужчины, и даже некоторые из женщин, но не усмотрели в ней ничего достойного внимания.
А в это время женщины усиленно раскапывали землю с помощью сучков. Они переходили с одного места на другое. Правда, и теперь еще редко кто из них подолгу держал в руках только что освоенное орудие: ступив несколько шагов, они теряли его, быстро забывали о нем и снова принимались копать одними пальцами, как это делали прежде. Однако уже и то, что люди довольно долго оставались на одном месте, имело для них большое значение. Потеряв орудие, они возвращались на прежнее место и тут снова вспоминали о нем, сознательно отыскивали и пускали в ход. К сожалению, задерживаться на одном месте им приходилось редко и ненадолго, так как они скоро истребляли все съедобное.
После обеда, когда все мирно отдыхали на лужайке, а Ра продолжал упражняться со своей палкой, вожак снова заинтересовался тем, что под ее ударом сыплются сучки и листья. И вот к нему в руки попала подходящая дубинка: не длинная и не короткая, гладкая и довольно увесистая. После нескольких попыток ему удалось так ударить по дереву, что сучки затрещали и градом посыпались на землю. Если бы перед ним в этот момент оказался зверь, то человек наверняка догадался бы стукнуть его дубинкой. Теперь же отличный удар пропал без пользы; вскоре вожак забросил дубинку: ведь осмыслить ее значение было ему не только не легко, но и вообще невозможно. Для этого он должен был бы рассуждать приблизительно так: «Вот эта вещь придает моим рукам силу. Ею можно обороняться от врага и убить зверя. Надо всегда носить ее с собой…»
Но человек пока еще совсем не умел рассуждать, а, следовательно, не мог и сознательно воспользоваться своим открытием. Люди провели весь день и ночь, не трогаясь с места. Наутро, не успев еще спуститься с дерева, они увидели, как с соседнего дерева на них посматривают какие-то странные существа, похожие на людей, вертлявые, непоседливые. Особенно подвижными были их морды. Они все время строили уморительные гримасы, словно кого-то дразнили. Это к людям в гости пожаловали их ближайшие «родственники» – обезьяны.
Обе стороны рассматривали друг друга с большим любопытством. Видно было, что и те и другие чувствовали себя сродни. Поэтому они вскоре перемешались и стали ощупывать один другого. Одной из обезьян пришлась по душе красавица Агу. Обезьяна так привязалась к девушке, что та вынуждена была уйти от нее подальше. Вскоре людям надоели назойливые «родственники», и они один за другим спустились на землю.
Обезьяны, оставшись на дереве, с недоумевающим видом переглядывались и как бы говорили друг другу: «Вот тебе и на!» С завистью глядели они на людей, которые свободно похаживали по земле, прямо и твердо держась на двух ногах, легко размахивая свободными руками.
Обиженный кавалер тоже хотел похвастать своими способностями.