ТВТ, 1 часть

Вышла Нина и не знает, куда идти. Хотела вернуться назад, спросить, но не осмелилась. Постояла, подумала и медленно побрела по улице, рассматривая вывески.
Прошла одну улицу, вторую - нет ремонтной мастерской да и только! Начала приглядываться, у кого бы это спросить, и все никак не могла осмелиться: тот слишком важный и серьезный, этот чем-то озабочен, у того вид очень строгий. А когда, наконец, обратилась к одной доброй женщине, та ласково ответила:
- Не знаю, детка!
Долго бродила Нина, пока набрела наконец на ремонтную мастерскую.
Работало там много мастеров, но еще больше был заказчиков. То ли мастерских не хватало в городе, или день такой попался, но целая очередь выстроилась к тому мастеру, который принимал заказы.
Пришлось и Нине стать в очередь. Стоит и чуть не умирает с голоду. Уже придя из школы, она захотела есть, а теперь вон сколько времени прошло и неизвестно еще сколько пройдет. А дома, наверно, уже обедают...
Но и дома дело с обедом усложнилось.
Отец, придя домой, как всегда спешил. Вечно у него какие-то там балансы, отчеты, сметы.
Толя соскочил со стула, поставил его к обеденному столу, а потом уже показал отцу свой табель.
Не видл бедняга, что тот юркий винтик, который давно собирался выскочить, воспользовался случаем и вывалился на пол. И второй уже вылез наполовину...
Отец просмотрел табели, погладил бороду и, довольный, проговорил:
- Тянитесь, тянитесь, детки! А где Нина?
- Понесла ботинок в ремонт. Сейчас придет.
- Ну, мать, давай быстрей обедать, я спешу!
Бодрый, довольный, подошел он к столу и грузно опустился на стул. И вот тут произошло такое, чего тот никогда в жизни не забудет. Стул скрипнул, начал разъезжаться - и отец полетел на пол!
Солидный уважаемый отец, с бородой и с усами, такой важный и серьезный - полетел вверх тормашками будто мальчишка какой, как-то смешно взмахнул руками, а ногу задрал так высоко, что зацепил тарелку, и, наконец, грохнулся на пол, как слон, даже весь дом вздрогнул.
Мать закричала не своим голосом. Толя побледнел, и словно прирос к полу. Перед глазами у него поплыли круги.
Отец медленно поднялся и уставился на Толю грозным взглядом. Толе показалось, что настала долгая, тихая, жуткая ночь.
- Твоя работа? - послышался, наконец, сдавленный голос, и рука отца сжала спинку искалеченного стула.
Толя вобрал голову в плечи. Мать бросилась к отцу.
Тот все глядел на Толю, тяжело дыша. Потом, растягивая слова, проговорил:
- Сейчас же отнеси стул в мастерскую и не возвращайся назад, пока он не будет исправлен. Марш!
Толя с облегчением вздохнул, радуясь, что вся эта история окончилась так счастливо для него. В один миг накинул куртку, схватил стул и выскочил из комнаты.