ТВТ, 1 часть

- Товарищество воинствующих техников, - объяснил Андрей.
- Все воинствующие да воинствующие, - проговорила мать. - Да уж пусть себе и так, лишь бы хорошо было.
Когда они остались одни, Яша спросил Павлика:
- А как это тебя стукнуло, если лампочка не горела? Току же не было.
Павлик посмотрел на него и задумался.
- Правда! - проговорил Павлик. - Как это могло случиться?
- А может, тебе показалось? - обратился к нему Андрей.
- Где там показалось! - ответил Павлик. - Так долбануло, аж полетел.
Вот загадка! Думали, думали и догадались только тогда, когда Павлик случайно вспомнил, что эта лампочка и раньше несколько раз гасла и сама зажигалась. Значит, тот кончик провода, может, от сотрясения сам прикасался к другому проводу, то снова отсоединялся. И Павлик попал как раз в тот момент, когда получился контакт. Ребятам даже легче стало, когда они разгадали эту загадку.
Назавтра наша тройка долго рассказывала своим товарищам, в каком переплете они очутились и как спасли честь ТВТ.
- Запиши мне восемь очков! - подошел к Яше Боря Цыбук.
- Восемь?! - удивились все.
- Да, восемь. Первое - я склеил разбитую кружку. Второе - исправил пряжку в ремне. Третье - прибил в заборе дощечку. Четвертое - отремонтировал табуретку. Пятое - починил вешалку для одежды. Шестое - забил гвоздь в стенку. Седьмое - подклеил к "Естествознанию"? твердую обложку. Восьмое - сделал пробойчик вон у этой форточки. Ну, что? - с видом победителя взглянул на всех Боря.
- Ну, братец, - сказал Яша, - ты столько мелочей наберешь, что на одного тебя тетради не хватит.
- Мелочи? - возмутился Цыбук. - А ты же сам говорил, что по закону каждая мелочь считается!
- Тихо, тихо, успокойся! - засмеялся Яша. - Гони сколько хочешь. Когда будет слишком много, будем отмечать крестиками.
Остальные друзья имели также немало "очков". Стась набрал четыре, Клава - два, Леня - шесть, Соня - три, и так далее. Только Нина имела одно очко, но оно было интереснее всех.
У них испортился примус. Ничего с ним не случилось, ничего не сломалось, но из него все время "выходил дух". И выходил так медленно, что никак нельзя было разгадать - откуда.
Наконец, когда Толи дома не было, мать вылила из примуса керосин и приказала Нине отнести его к мастеру. Нина взяла в руки примус, топчется на месте.
- Ну, чего ты? - говорит мать. - Неси!
- Я... Мы... сами исправим, - проговорила Нина.