ТВТ, 1 часть

А он совсем не поскользнулся - его ударило током, только стыдно было сказать об этом матери, да еще Павлик боялся, что мать вообще запретит ему заниматься этим делом и довести его до конца.
А какого конца - он и сам уже не знал.
Одно только он догадался сделать - выкрутить пробки, чтобы совсем выключить ток. Затем начал разбирать патрон дальше.
Тут он почувствовал, что его покидает последняя надежда. Если бы еще спокойно все это делать, без спеху и без ответственности, тогда, может быть, он и разобрался бы в этой технике. А так, пожалуй, ничего не выйдет.
Он бросил работу и побежал к Андрею.
- Ты знаешь, как устроен патрон для электрической лампочки и как его проверить? - запыхавшись, спросил Павлик.
- Нет, - ответил Андрей.
- Все равно, бежим ко мне, помоги! По дороге захватим еще Яшу.
Яша сказал, что разбирать патрон ему приходилось, но так себе, ради забавы, а как проверить и исправить его - он не знает.
- Но все равно мы обязаны это сделать! - решительно заявил он.
А тем временем вернулся домой отец Павлика. Приближались сумерки. Отец хотел было зажечь лампочку своей комнате, но... теперь и она уже не загорелась.
- Что это? - встревожился он. - Уж не испортилось ли снова?
- Да вот сначала только одна лампочка в столовой не горела, - ответила мать. - А Павлик захотел сам исправить ее и, как видно, все испортил.
- Я ему дам! - разозлился отец. - Вот сорванец!
- И я говорила ему: не лезь, говорю, надо вызвать монтера. А он, смотри, что наделал.
Когда Павлик с товарищами подходил к дому, там ожидала его большая буря. Но от первого удара грома его спасли два громоотвода, Яша и Андрей:
отец не захотел воевать в их присутствии.
А за это время Павлик успел вспомнить, что пробки выкручены, и вкрутил их снова.
Лучи света сразу погасили гнев родителей, и гроза окончилась всего лишь категорическим приказом:
- Завтра вызовешь монтера, а сам и не думай трогать электричество, а то...
Это "то" было сказано так грозно и выразительно, что даже громоотводы испугались. Ребята остались в темной столовой и начали совещаться.
Положение создалось очень критическое. Во-первых, в темноте невозможно было ничего делать; во-вторых, это было запрещено; в-третьих, завтра мог прийти монтер и сорвать все дело.
- Это будет большим прорывом на нашем фронте, - грустно проговорил Яша.