ТВТ, 1 часть

Тогда Толя приложил подошву ботинка к подошве ноги, чтобы точно узнать место, где должен был быть гвоздь.
 - Смотри ты, какой хитрый! - заметила мать, довольная смекалкой сына.
 Но Нина вдруг отдернула ногу и покатилась со смеху.
 - Чего тебя разбирает? - сердито крикнул Толя. Держи ногу!
 - Да так же выходит наоборот! - сквозь смех проговорила Нина.
 - И правда, наоборот выходит! - засмеялась и мать, обрадованная сообразительностью дочери.
 - Ничего смешного тут нет, - сурово произнес Толя. - Я и сам это знаю. Я только сначала захотел примерить так. А теперь попробуем иначе.
 Он поставил ботинок рядом с ногой подошвой вниз. Потом усердно начал ощупывать стельку и наконец победно воскликнул:
 - Есть!
 - Где? Покажи! - заинтересовались мать и Нина. - Как же он мог до крови натереть, если его самого так трудно нащупать?
 К Толе сразу же вернулось чувство собственного достоинства. С важным и авторитетным видом он объяснил:
 - Стелька с краю оторвалась и загнулась, как пружина, и гвоздь высовывается только тогда, когда сильно надавишь. А вы надавить не догадались.
 Попробовала мать, потом Нина - действительно, так оно и есть.
 - Надо бы как-нибудь поправить, загнуть гвоздь, что ли, - проговорила мать. - Может ты, Толик, попробуешь?
 - Сапожному делу я не учился, - пренебрежительно ответил Толя.
 - Неужели это такая хитрая штука - гвоздь загнуть.
 - Смотря где и какой. С молотком до этого гвоздя не доберешься, не пристукнешь его. А у сапожника и рашпиль есть и всякие там приспособления.
 Подумала мать и увидела, что и в самом деле одним молотком ничего тут не сделаешь. Сидит гвоздь где-то далеко и глубоко - как по нему стукнешь?
 - Придется отнести к сапожнику, - вздохнула она. - Возьми, Толя, занеси.
 - А что, она сама не может? - огрызнулся тот. - Все я да я!
 - Так у нее же, видишь, какое дело...
 - А разве она ляжет в постель и не будет ходить? У нее ведь есть старые ботинки!
 - Ну, ладно, ладно, я сама отнесу! - вмешалась Нина. - Как-нибудь без него обойдусь!
 - Тем лучше, - согласилась мать. - Пока отец придет обедать, ты и вернешься.
 Нина собралась и пошла.
 А Толя вернулся на свое место и снова взялся за чтение, вернее сказать, за упражнение на ножках стула.
 ... Нина вышла на улицу, прошла один квартал и остановилась у двери, над которой была вывеска: "Обувная мастерская союза кожевников".
 Вошла, сунулась было со своим ботинком, но ей сказали:
 - Мы шьем только новую обувь, а в ремонт не берем. Для этого есть специальные мастерские, ремонтные.