ТВТ, 1 часть

- Я же говорила, что у нас сегодня физкультурный кружок, - сказала Клава и пошла в комнату раздеваться.
Мать, ворча, снова принялась плясать вокруг примуса, собственно говоря, не вокруг примуса, а вокруг сковородки. В ней, непослушной, и был корень зла.
А корень этот заключался в том, что ручка сковородки держалась на одной, да и то расхлябанной заклепке. От другой остались лишь две дырочки.
Чтобы пользоваться этой сковородкой, нужно было радеть мастерством циркача-жонглера, который может крутить на палочке тарелки, или держать их на одном пальце, или поставить ребром на нос, или еще что-нибудь в этом роде.
К сожалению, мать такой науки не проходила, поэму сковородка совсем не слушалась ее и вертелась, как сама хотела. А хотела она вертеться главным образом влево. Если же это ей не удавалось, то - вправо. А прямо держаться избегала всякими способами. Теперь понятно, почему мать плясала, злилась и ворчала.
Когда Клава снова вошла на кухню, мать сказала ей:
- Ну, пеки уж ты, пока я вынесу ушат.
Клава согласилась очень охотно. Взялась одной рукой ручку сковородки, другой ворошит, переворачивает оладьи; все идет как по маслу.
Но стоило ей снять сковородку, как она - круть! - оладьи полетели на пол. Подобрала Клава оладьи и начала снова накладывать тесто.
Тут и пошло несчастье за несчастьем... Едва только Клава собралась положить тесто, - сковородка крутнулась влево, и оно попало на табуретку. А когда Клава поднесла следующую ложку, - сковородка метнулась вправо.
Теперь уже Клава поняла, почему мать так злилась. Сжав зубы, гонялась она за сковородкой и кое-как ухитрилась положить две ложки. Только легли они как попало, на разные стороны сковородки. Но Клаве было уже не до этого: попасть бы вообще.
Когда же дошла очередь до третьей ложки, то она попала как раз на первую оладью. Дело усложнилось. Клава готова была уже позвать на помощь мать, но постыдилась, поставила сковородку на пол и начала делить сдвоенную оладью на две части.
Тут только она заметила, что сковородка, стоя на полу, не крутится. Обрадовалась девочка и начала носить тесто из миски на пол и размещать так, как сама хотела, а не сковородка.
- Крутись теперь сколько влезет! - зло шептала Клава, неся сковородку на примус и совсем не обращая внимания на ее выкрутасы.
Но сковородка на этот раз применила новую тактику и упорно начала клониться вниз. Едва только Клава поставила ее на примус, как ручка совсем отделилась от сковородки.
В это время вошла мать. Увидела в руках растерявшейся Клавы одну только ручку и укоризненно покачала головой.
- Вот тебе и помощница! До сих пор хоть кое-как можно было держать, а теперь никак.
- Так я же ничего не делала! - начала оправдываться Клава. - Она и так чуть держалась.
- Так-то оно так, но почему-то это всегда случается в ваших руках. Ну, пусти.
Началась новая стадия работы. Тут уж главную роль играла тряпка. Только с ее помощью и можно было брать сковородку. Но дело от этого нисколько не улучшилось. Мать вынуждена была плясать еще больше, так как каждую минуту припекала пальцы, да еще тряпка беспрерывно загоралась.
- Последний раз пеку! - злилась мать. - Это же мученье, а не работа!.. Ай, чтоб тебя!.. Завтра обязательно отнеси мастеру. Пусть он припаяет или как-нибудь там прикрепит ручку.