ТВТ, 1 часть

- Постальен! - повторила Катя.
- Ну, - сказал человек с сумкой. - А вы думали кто?
- Мы думали - монтер, - смутившись, ответила мать.
Когда пришел отец, то в первую очередь спросил, был ли монтер. Услышав, что не был еще, он очень огорчился.
- А может, сегодня и не придет?
И от этой мысли всем стало грустно.
Только в пятом часу явился настоящий монтер.
Павлик не отходил от него ни на шаг, следил за каждым его движением.
Монтер подошел к счетчику, выкрутил пробку, посмотрел: проволочка, что проходила через нее, была целая. Вкрутил назад и выкрутил другую. Там проволочка была порвана.
- Я вам временно соединю проволочкой, - сказал он, - а там вы сами купите новую пробку и вкрутите.
Он взял тоненькую проволочку, обмотал один конец вокруг металлического конца пробки и вкрутил назад.
Павлик жадно следил за этой работой, все заметил, и, когда электричество загорелось, задумчиво произнес:
- Так мы и сами могли бы сделать...
- Конечно, могли бы! Чего уж проще: купить новую пробку и вкрутить ее, - улыбаясь, проговорил монтер, а потом, уже серьезно, добавил: - Но имейте в виду, что пользоваться проволочкой надо очень осторожно и только в крайнем случае. Если поставишь более толстую проволоку, то можешь наделать беды не только себе, но и соседям. Лучше всего иметь запасную пробку, а для этого не надо никакой техники.
Когда монтер вышел, Павлика охватила и обида, и злость, что из-за такой чепухи пришлось столько натерпеться.
Еще в сенях Клава услышала, как мать ворчит:
- Вот несчастье-то на мою голову!
"Что такое случилось?" - встревожено подумала Клава.
Сначала она почувствовала приятный запах, а потом, уже войдя на кухню, увидела, что мать печет на примусе оладьи - и больше ничего, и никаких несчастий ни на голове матери, ни вокруг.
Немного странным было лишь то, что мать очень уж резво прыгала около примуса.
Пустилась в пляс и Клава, но только от радости.
- Ой, мамочка, как хорошо, что ты оладьи печешь!
- Знаю, что тебе есть хорошо. А вот попробовала бы сама печь на этой непослушной сковородке.
- Я тебе помогу, мама.
- Толку-то от твоей помощи. Сидела бы лучше да уроки учила. Добрые люди спать уже собираются, а ты где-то еще бродишь.