В стране райской птицы

Кандараки с помощью нескольких слов, а больше – жестами спросил у туземцев, что они хотят получить за свой товар.
Папуасы поняли, о чем их спрашивают, принялись показывать руками, как держат ружье, и все время приговаривали: «Пуф! Пуф!»
Даже Скотт улыбнулся.
– Вон чего захотели!– сказал он.– Однако не годится давать вам такие вещи. Принесите и покажите им лучше другое,– приказал он Кандараки.
Кандараки принес топоры, ножи, лопаты... Видно было, что это богатство произвело впечатление на папуасов, но они по-прежнему отрицательно крутили головами.
– Подозрительное дело,– сказал Скотт.
– А не угостить ли их водкой?– предложил Кандараки.– Может, тогда с ними легче будет договориться.
– Лучше спиртом!– крикнул Брук.– Что им водка – этаким чертям!
Скотт кивнул.
Кандараки принес бутылку и налил полстакана спирта. Подошел к одному из папуасов, дружески похлопал его по плечу и протянул стакан. Папуас недоверчиво смотрел на него и отказывался брать.
Кандараки сам пригубил спирта, засмеялся и снова протянул стакан папуасу. Тот взял и немного отпил. Сначала он испугался: видно, захватило дух. Но спустя минуту, почувствовав приятную теплоту внутри, рассмеялся. Его товарищ выпил уже весь стакан до дна. Потом снова выпил первый.
И торговля пошла веселей. Папуасы забыли про оружие, их интересовала только «чудесная вода». Кандараки показал две полные бутылки. «Сделка» состоялась.
Прижимая к груди свои бутылки, шатаясь и весело крича что-то, папуасы направились домой.
– Ха-ха-ха!– захохотал мистер Брук.– Вот это я понимаю, это торговля!
– Дай бог почаще,– смеялся Кандараки.
И они принялись подсчитывать, сколько заработали на этой торговой операции.
А счастливые папуасы между тем вышли за пределы станции, остановились, снова выпили и, как по команде, повалились наземь. Бутылки покатились по траве, орошая ее остатками спирта,– на этом пока дело и кончилось.
В полукилометре от дома, где жили мистер Скотт и мистер Брук, в болотистой низине находилась плантация каучуковых деревьев.
Существует несколько десятков пород таких деревьев, но самые лучшие происходят из Южной Америки, с низовьев реки Амазонки. Оттуда их стали вывозить и разводить в других жарких странах – в том числе и на Новой Гвинее.
Эти деревья – близкие родственники нашего молочая, но здесь они достигают величины дуба.
Три тысячи деревьев были посажены правильными рядами, и между ними сновали рабочие.
Каучук, который идет на производство резины, получают из сока этих деревьев. Добывают его таким же способом, как мы весной добываем березовый сок. Каучуковый сок похож на молоко, только погуще.