В стране райской птицы

Качу закричал в отчаянии. Чунг Ли и Хунь Чжи в ответ только выстрелили, и все попрятались за камни.
Но восемь человек могли наступать на них со всех сторон. Так постепенно, шаг за шагом, отстреливаясь, отступали наши друзья все дальше и дальше – к водопаду.
Враги были еще довольно далеко, но, прячась за камнями, неумолимо приближались. Качу уже был ранен в руку.
Наконец осталось последнее прикрытие – несколько камней у самого водопада. Сзади, как занавес, белела и пенилась вода.
Друзья отстреливались из-за последнего прикрытия. Враги подползали все ближе и ближе...
Наконец стрельба из-за камней прекратилась.
– Кончено дело,– сказал один сипай, поднимаясь.
– Ложись! – крикнул ему Хануби.
Но по-прежнему стояла тишина. Наверно, все трое ранены или убиты. Вставать все же побоялись и осторожно подползли к самым камням.
Но... там уже никого не было.
Обшарили все уголки – нет, пусто.
Долго молчали и только удивленно смотрели друг на друга.
– Много сюрпризов преподнесли нам эти черти,– сказал наконец Старк,– но тут уже что-то совсем непонятное.
Опять начали искать, нет ли какого-нибудь входа в пещеру, сдвигали камни, не прикрывают ли они какой-нибудь ямы или дыры,– все напрасно.
Вдруг один сипай вскрикнул. Остальные сразу оглянулись на него: может, нашел?
И действительно он нашел, но только... самородок величиной с грецкий орех.
Увидев золото, путешественники тотчас забыли про все на свете. Дружно принялись ползать по земле, копаться в песке.
Уважаемый мистер Скотт ползал на четвереньках, как самый обыкновенный человек, и, кажется, совсем забыл об английской респектабельности, о том, что он должен поддерживать на надлежащей высоте свой авторитет. Грек Кандараки, казалось, готов был сгрести всю эту землю в охапку.
Вот и боцман нашел огромный кусок, с куриное яйцо. Кандараки готов был съесть и это золото и самого боцмана. Вот другой сипай поднял что-то. Каждый боялся, как бы другой не нашел тот заветный кусок, который должен лежать где-то здесь, близко.
У Скотта даже глаза заблестели от жадности. Половину того, что найдут, он получит за свои расходы и хорошо заработает на этом. Но ведь то золото, что он найдет сам, целиком достанется ему.
Тем временем небо потемнело и пошел дождь, но золотоискатели не обращали на это внимания. И только когда ударил гром, грохот которого тысячами эхо повторился в горах, непрерывно засверкала молния и дождь полил ручьем,– тогда только они оторвались от своего занятия и спрятались под скалой.
Слова «непрерывно» и «ручьем» тут нужно понимать буквально: молнии в тех краях действительно сверкают непрерывно и дождь льет не каплями, а ручьями.
Понятно, что от такого дождя, да еще в горах, где вода сразу скатывается вниз, речушка тотчас разлилась, и не успели наши путешественники подумать об опасности, как их подхватил стремительный бег реки (уже реки!) и помчал вниз...
Напрасно они цеплялись за стены, за камни – ничего не помогало. Сила и скорость течения были настолько велики, что приходилось думать не о том, чтобы задержаться, а о том, как бы не налететь на какую-нибудь скалу и не разбиться.
 Наши три друга тоже переживали страшные минуты. Они сидели... под водопадом!