В стране райской птицы

Хунь Чжи все целился, а Качу тем временем попытался взобраться наверх. Но не успел он пролезть несколько шагов, как новый поворот событий заставил его застыть в ожидании.
Чунг Ли, находясь под своим противником, как-то успел схватиться руками за куст и, напрягшись изо всех сил, так толкнул Файлу ногами, что тот полетел вниз. Но на лету он успел схватиться за ногу Чунг Ли!
Наступил самый отчаянный момент. Файлу раскачивался в воздухе, стараясь опереться о что-либо ногами; Чунг Ли бил его свободной ногой, но напрасно. А куст, за который держался Чунг Ли, начал уже угрожающе трещать.
Все это происходило гораздо быстрее, чем мы тут описываем.
– Держись, Чунг Ли, мы здесь! – крикнул Хунь Чжи и выстрелил.
Файлу судорожно дернулся, но не выпустил ногу Чунг Ли. Пуля, видимо, только ранила его.
Раздался другой выстрел. Файлу взревел диким голосом, почти перестал шевелиться, но ногу все же не выпускал. Куст тем временем готов был вот-вот вырваться.
Могло произойти невероятное: мертвый мог погубить живого!
Новый выстрел – и только тогда сведенные смертью пальцы начали разжиматься. Еще один толчок ногой – и Файлу, как мешок, полетел вниз.
– Вот где нашел смерть, собака! – злобно и радостно сказал Хунь Чжи, подходя к Файлу, чтобы убедиться, что тот мертв.
– Сможешь слезть? – крикнул Качу Чунг Ли.
– Смогу, сейчас,– ответил тот сверху еле слышным голосом.
Слезть ему стоило немалых трудов. Он был весь ободран: кровь виднелась на лице, на руках, на груди, на спине, но никаких серьезных повреждений, к счастью, не было. Умывшись в холодной воде и освежившись, он почувствовал себя совсем хорошо.
– Как же все это произошло? – первым делом спросили его товарищи.
– Когда я раньше бродил в этих местах,– начал рассказывать Чунг Ли,– мне как-то раз пришлось спускаться вниз в этом самом месте. Между прочим, тут я и нашел самый большой кусок золота.
Ну так вот, когда я писал вам письмо, я припомнил это место. После того как меня начали особенно тщательно стеречь, я понял, что удрать будет нелегко, почти невозможно, главным образом из-за этой собаки,– кивнул он на труп Файлу,– тогда-то я и решил попытаться удрать именно здесь. И вот, когда мы шли по тропинке, я нарочно оступился, закричал и прыгнул в пропасть. Осторожно, держась за кусты, я спустился на площадку и преспокойно собирался спускаться дальше, как вижу, мчится за мной этот подлец. Он, проклятый, сообразил, что я свалился нарочно, и даже рисковал своей жизнью, лишь бы помешать мне.
– И хорошо сделал,– прибавил Хунь Чжи.– Нам теперь не нужно будет ломать головы, как уничтожить эту гадину. Собаке собачья смерть.
– Но остаются еще другие,– сказал Качу.
– Правда, есть еще Брук, которого тоже неплохо было бы прикончить,– согласился Чунг Ли,– но он остался сторожить катер.
– Я готов идти на край света,– воскликнул Хунь Чжи,– чтобы только убить этого зверя! Он еще хуже Файлу.
– Правда,– согласился Чунг Ли,– я тоже хотел бы приложить к этому руку, но он далеко.
– И этих неплохо бы перестрелять,– снова сказал Качу.
Чунг Ли засмеялся.