В стране райской птицы

– Тут должна быть дорожка,– сказал Чунг Ли, глядя по сторонам.– Да вот и она! В самом деле, в одном месте по камням кое-как можно было подняться наверх, а там дальше, казалось, пройти будет легче.
– Веди! – приказал Скотт.
– Подождите, подождите! – крикнул Файлу и выразительно посмотрел на Скотта.– Я думаю, было бы лучше, если бы впереди шел кто-нибудь другой, а Чунг Ли за ним.
Скотт понял и предложил пойти первым Файлу, но тот сказал, что и это нехорошо. Тогда впереди пошел Хануби, за ним Чунг Ли, а за ним уже Файлу. Дальше Скотт и остальной отряд.
– Нужно признать, что Файлу хорошо рассчитал,– тихо сказал Кандараки Скотту.
– Да, недурно,– ответил Скотт.– Если этот китаец не удрал раньше, то здесь уже нечего и думать.
– Посмотрим,– снова сказал Кандараки.
С большим трудом вскарабкались они наверх и пошли по узкому выступу, опоясывавшему скалу. С левой стороны скала вздымалась отвесной стеной, справа она обрывалась в бездну. Идти можно было только по тесной тропинке в шаг шириной, а порою и уже. Река шумела где-то далеко внизу. Одно неловкое движение – и человек полетел бы вниз, прямо в объятия смерти.
С час отряд медленно продвигался вперед, лепясь к каменной стене. Никто не произнес ни слова. Каждый был занят только тем, чтобы твердо и правильно поставить ногу. А тропинка все время петляла, кружила, то отходила от берега, то снова приближалась. В некоторых местах над краем пропасти показывались верхушки кустов. Но все равно никто не решался посмотреть вниз.
Вдруг раздался ужасный, нечеловеческий крик! Чунг Ли оступился, взмахнул руками и полетел в пропасть. Зацепился за куст, оборвался, снова зацепился... Шум становился все тише и тише, и наконец все смолкло...
Путешественники замерли в оцепенении. Предсмертный крик китайца стоял у них в ушах, леденил сердца.
Не успели они опомниться, как Файлу вдруг злобно взревел и... тоже полетел в бездну. Снова затрещали кусты и снова скоро все смолкло. Только гул реки доносился откуда-то снизу, как из пустой бочки.
– Это же... можно с ума сойти от такого ужаса,– проговорил Скотт дрожащим голосом.
Никто ничего не ответил; все стояли с побелевшими лицами. Потом Хануби осторожно нагнулся, заглянул в пропасть: стена шла прямо вниз, из щелей росло много кустов, но дна даже не было видно, только где-то далеко-далеко внизу грохотала река.
– Что же делать? – неожиданно громко произнес Кандараки.
– Чунг Ли говорил, что там, дальше, эта река принимает несколько притоков,– сказал Скотт,– возле этих притоков нам и нужно искать. Теперь мы уже сами найдем это место. Но какое ужасное происшествие!... И они тихо и осторожно двинулись дальше.