В стране райской птицы

– Слушай, Саку,– сказал он, трогая его за плечо,– ты хороший человек, мы тебя очень уважаем и считаем почти таким же, как мы сами. Вот и мне ты помог, и все такое... Но зачем тебе все это? Чего ты из кожи лезешь из-за какого-то людоеда? Ну кто, скажи, пострадает, если и погибнет десяток-другой папуасов?
Брось лучше глупости. Ты ведь человек образованный и сам должен понимать.
Но Саку не слышал этих «убедительных» доводов. Он смотрел на деревню и не верил своим глазам – там творилось что-то непонятное: папуасы повыскакивали из укрытий, бегали взад-вперед по улице и, казалось, совсем забыли про опасность, которая им угрожала. Временами даже можно было подумать, что они бьются друг с другом.
Теперь уже выстрелы гремели беспрерывно. Один за одним валились черные на землю и наконец разбежались.
Когда белые вошли в деревню, они увидели множество трупов, причем некоторые из папуасов, как видно, погибли не от пуль, а от своих же стрел или пик.
– Смотрите, они даже друг дружку стали бить! – сказал Кандараки.
– Тем лучше,– подхватил Брук,– нам будет меньше работы.
Саку склонился над одним из убитых и сразу все понял: это был Мукку! Значит, они напали на Какаду с тыла. Немного дальше он увидел мертвого Мапу. В спине у него торчала стрела, а на груди расплывалось кровавое пятно от пулевой раны. Бедняга так и не дождался, когда бог смягчит сердца белых и Мукку.
– Боже! – простонал Саку.– Где твоя любовь? Где твоя правда?
– Поджечь хижины! – приказал Скотт, и через минуту вся деревня была в огне. Хижины, построенные из ветвей, горели легко, весело, словно играючи.
Между тем папуасы отошли за деревья и оттуда стали пускать в белых свои стрелы. Одна стрела даже попала в Скотта, но она была уже на излете и только запуталась в одежде.
– Вперед! – скомандовал Скотт, и отряд двинулся дальше.
Черные отступали от дерева к дереву и все время отстреливались. Теперь уже смешались и Мукку и Какаду и вместе защищались от общего врага.
Так они подошли к тому месту, где на деревьях были устроены хижины и где укрывались женщины и дети. Папуасы были уверены, что тут они в полной безопасности. Такие случаи уже бывали, и они не раз имели возможность убедиться, что эти крепости на деревьях неприступны. Если иной раз хитрый враг пробовал рубить дерево, тогда в дело шли камни и стрелы, которые, как дождь, сыпались на головы врагам.
Кто успел, те присоединились к женщинам, а остальные побежали дальше.
На головы белым посыпались камни и стрелы, и один из сипаев был довольно тяжело ранен.
– А, вот они как! – крикнул Скотт.– Взорвать дерево!
В это время рядом с ним снова очутился Саку.
– Ради Христа! – слезно просил он.– Остановитесь: там невинные женщины и дети!
– Не лезь! – прикрикнул на него Скотт.– Кара должна свершиться, чтобы все они помнили, что покушение на белого даром не пройдет.
Но Саку не отставал. Он опустился на колени, цеплялся за одежду Скотта и бормотал что-то про бога и его заповеди.
– Избавьте меня от этого сумасшедшего! – крикнул Скотт сипаю.
Тот взял Саку за плечи и оттащил его в сторону.