В стране райской птицы

Религиозные дискуссии. –  Пленение мистера Брука. –  Нож Саку. – Мапу хочет воспользоваться христианством.– Спасение Брука.– Белые чинят расправу.
Тревожные слухи беспокоили людей Какаду.
Говорили, что белые на какой-то большой и очень трескучей лодке забрались так далеко в глубь острова, как до сих пор никогда не забирались. Говорили даже, будто огромная и тоже трескучая птица пролетела над соседней деревней .
Может быть, это те самые белые летают? Тогда все пропало.
Говорили еще, что на острове появился какой-то невиданный зверь, большущий – больше самого большого кенгуру. Этот зверь очень быстро бегает и на нем... на нем будто бы сидит человек! Это было пострашнее любой трескучей птицы.
И вдобавок ко всему проклятые Мукку зашевелились.
Недавно они захватили двоих Какаду. Одного съели, а другому как-то посчастливилось удрать.
А посланцев с «громом» все нет и нет.
Нужно заметить, что Мукку был тот самый род, откуда происходили Саку с матерью. Сейчас ему были одинаковы и те и другие, и боялся он только одного: как бы они снова не перегрызлись. Но от него ожидали не этого, а помощи против Мукку.
Мапу перестал уже дожидаться посланцев. Все надежды он возложил теперь на Саку.
– Скоро мы подготовимся и нападем на Мукку,– говорил он миссионеру.– А ты пока молись своему богу, чтобы он размягчил их сердца.
Саку тем временем проповедовал христианство.
– Самый тяжкий грех перед великим духом,– внушал он,– это убийство. Разве вы не хотите, чтобы никто никого не убивал, чтобы все любили друг друга как братья, чтобы никто вам не угрожал смертью?
– Конечно, хотим,– отвечало сразу несколько человек.
– Ну так зачем же вам убивать, проливать кровь? И если кто-нибудь обидит вас, стерпите, как велит Христос.
– А вот недавно Мукку съели одного из наших,– сказал молодой папуас.– Если мы будем терпеть и сидеть сложа руки, они нас всех поедят.
И все начиналось сызнова... Мапу он говорил:
– Ты не понял меня. Ты думаешь, что бог может стать на чью-нибудь одну сторону, думаешь, он поможет одним убивать других? Нет, перед ним все равны. И если я тебе сказал, что мы должны просить бога, чтобы он смягчил сердца людей, так это относится ко всем: и к Мукку, и к Какаду.
Мапу подумал-подумал и сказал:
– Ну ладно, молись и за тех и за других, лишь бы только бог помог.
Мапу смекнул, что в таком случае он ничего не потеряет: пусть только Мукку покорятся, он завладеет ими и с мягким сердцем.
Вдруг загремел барабан. Что-то случилось...
Народ засуетился.
– Мукку идут! – послышались голоса. Мужчины схватились за оружие, а женщины с детьми бросились спасаться в лес.