В стране райской птицы

– Это тебе померещилось,– сказал Старку Кандараки.
Но тот клялся, что отчетливо видел, как на пригорок поднялся всадник и скрылся за деревьями.
Как ни всматривались, как ни прощупывали биноклями всю местность в той стороне, где Старк заметил всадника,– никто больше ничего не увидел. Так и решили, что боцмана подвели глаза. А он даже вскипел:
– Да что я – ослеп или пьян? Глаза еще мне никогда не отказывали.
Правда, у старого морского волка глаза были не хуже иного бинокля, но ведь не может же быть невозможного. Как сюда попадет европеец на лошади? А если это был папуас, то откуда ему взять лошадь?
Еще через несколько дней справа открылась другая река, нисколько не меньшая, чем та, по которой плыли наши путешественники. Это был Стрикленд – приток реки Фляй. Значит, оставалось плыть половину пути.
Тут миссионер сказал, что он хочет сойти на берег.
– Вы ведь говорили, что вам надо до верховий,– сказал Старк.
– Я там и буду. По прямой это не очень далеко,– ответил миссионер.– А пока я поищу свою мать. Здесь как раз живет племя, которое тогда напало на нас.
– Может быть, на всякий случай возьмете револьвер? – предложил Скотт.
– Нет, не нужно,– ответил Саку,– хищных зверей здесь нет, а для людей у меня есть вот это оружие,– и он показал библию.
– Ну, желаю вам всего наилучшего! – сказал Скотт и впервые в жизни протянул руку черному.
Миссионер взял свой мешок, библию, распрощался со всеми и скрылся в лесу.
– Удивительный человек,– заметил Кандараки.
– Вот тебе и папуас! – добавил Брук.
За Стриклендом река Фляй стала заметно меньше: она потеряла добрую половину воды, которую давал приток. Если до Стрикленда иногда еще добирались пароходы, то подняться выше они уже не могли. Здесь только раз – другой побывали исследователи. У наших путешественников было то преимущество, что они плыли на катере, который мог идти и при небольшой глубине.
Берега сдвинулись, стали выше и круче. Течение усилилось, так что катер двигался еще медленнее, чем прежде. Иной раз его даже начинало сносить, назад. Стали попадаться подводные камни, и плыть ночью уже было нельзя.
И вот однажды на катере снова раздался крик:
– Смотрите, всадник слева!
На этот раз уже все увидели далеко на горизонте верхового. Лошадь шла шагом и держала направление на запад.
Брук посмотрел в бинокль и удивленно воскликнул:
– Да их же двое на одной лошади!
– Что за черт? – сказал Скотт и взялся за бинокль, но ничего уже не увидел: лошадь скрылась за холмом.