В стране райской птицы

Под вечер пришел пассажир, миссионер. Это был молодой человек лет двадцати двух, одетый в черное, тихий и смирный. Через плечо у него висел мешок, в руках он все время держал библию. Звали его Саку.
Странно было видеть этого папуаса, который по своей воле шел служить белым хозяевам. Чуть спет катер двинулся к устью реки Фляй.
Берег все больше поворачивает влево. Вот уже катер держит курс на запад. Справа тянется непрерывная цепочка островов, на которых живет немало народу. Об этом говорят виднеющиеся то тут, то там плантации бананов, кокосовых и саговых пальм. Однако ни людей, ни строений не видно среди деревьев.
Особенно приятный аромат шел от мускатных деревьев. Те мускатные орехи, которые нам приходилось пробовать, являются косточкой плода, похожего на сливу.
Над цветами порхали многочисленные бабочки; некоторые из них, блестяще-черные, были в ладонь величиной.
На одном острове высилось так много кокосовых пальм и катер проходил так близко от него, что нельзя было не остановиться и не полакомиться кокосовыми орехами.
– Будьте осторожны,– сказал Скотт,– хозяин может пустить стрелу из-за дерева.
Но вылазка обошлась благополучно: хозяев или вовсе не было, или они попрятались.
Сипаи тут же разбили несколько кокосовых орехов и поднесли хозяевам.
В каждом орехе было добрых две бутылки соку, так называемого кокосового молока.
– Вот это напиток! – сказал Брук, облизывая губы.– Нужно как можно больше взять про запас.
– Найдем еще,– ответили ему.
Кокосовая пальма примечательна тем, что на ней могут быть одновременно и цветы, и зеленые плоды, и спелые. Деревья живут по двести лет и каждый месяц дают двадцать – двадцать пять плодов.
Так, минуя один остров за другим, вошли наконец в устье реки. Течение было сильное, и катер двигался уже не так быстро, как раньше.
– Скажите, мист...– начал было Скотт, обращаясь к Саку, но вдруг замолк, смешался. Он по привычке чуть не назвал мистером самого обыкновенного черного дикаря только потому, что он был одет по-европейски. Это уже слишком! Но ведь черт его знает, как вообще держать себя с подобными субъектами. Все-таки человек образованный, так сказать, духовное лицо, которое заслуживает всяческого уважения, но как тут будешь уважать чистокровного папуаса?!
А Брук тем временем начал беседу.
– Ты куда едешь? – спросил он у миссионера, не раздумывая о вежливости по отношению к черному.
– К верховьям реки Фляй,– тихо ответил Саку.
– Бывал ты когда-нибудь там? – продолжал расспрашивать Брук.
– Да, только очень давно, в детстве.
– А как ты попал к миссионерам?
– Когда мне было десять лет, соседнее племя напало на нас. Перебили много людей, многих забрали в плен, в том числе и меня с матерью. А отца убили.
– Как же это они вас не съели? – рассмеялся Брук.– Наверно, невкусные были? Ха-ха-ха...
Эта грубая шутка больно задела миссионера, и он ничего не ответил.