ТВТ, 2 часть

Что я его не узнал, ничего удивительного в этом нет: между двенадцатилетним подростком и двадцатисемилетним молодым человеком очень большая разница. Да и ему, понятно, нелегко было узнать человека, которого видел когда-то в детстве раз или два. Разговаривал я с ним, кажется, только один раз, а все сведения собрал от других."
- Как вы считаете, - спросил я наконец, - правильно ли автор написал про вас?
Он улыбнулся.
- Как вам сказать? Вообще правильно, а в отдельных местах - много неправильного. Вот, например, он пишет, что я был какой-то пассивный, невнимательный, ничем не интересовался. Это автор выдумал, или ему кто-то неправду сказал. Мне кажется, я всегда был таким, как сейчас. Затем автор приписал мне много очков, которых я не зарабатывал, и много слов, каких я не говорил.
- А насчет вашей заядлой охоты на очки? Насчет "реестра"?
Цыбук весело рассмеялся:
- Что касается очков, то я действительно гонялся только за ними и если что делал, то только ради них. И "реестр", правда, мне выдали. Я тогда не знал, что они надо мной шутят. Но автор прибавил в этом реестре добрую сотню очков.
- А вы не обижаетесь на него, что он кое-что выдумал?
- Нет. Все-таки, когда читаешь книгу, этот Цыбук представляется симпатичным хлопцем. Чего мне обижаться? Наоборот, я очень благодарен ему.
- А вы встречались с автором, разговаривали с ним?
- Разговаривал я с ним всего один раз. Он, кажется, немножко похож...тут он внимательно посмотрел на меня и встал. - Извините, а может... это вы?
- Да, это я...
Дальнейшее уже не интересно для читателя. Скажу только, что Цыбук выручил меня и дал свою книгу. Значит, я не напрасно трудился, уделяя ему столько внимания в своей книге.
Ему же за это я обещал несколько экземпляров нового издания.