Сын воды

- Найти - еще не значит убить, - отвечали ему.
- Я первый всадил в него копье; он уже был ранен, вы только добили его, - не сдавался Нгара.
- Ну, братец, с твоим копьем он едва тебя самого не съел.
- Но ведь если бы не я, у вас ничего этого не было бы.
- Ну, а если бы не я, тебя самого в живых бы не было, - разозлился Манг.
- Скажи спасибо, что тебя самого спасли, - добавил Тайдо.
- Вы пользуетесь тем, что вас тут трое против одного! - зло кричал Нгара.
- Никто здесь не против тебя, - миролюбиво сказал Кос, - все вместе охотились. Но ведь нужно по справедливости: кто убил - тому и шкура.
- Значит, по-вашему, кто последний ударил чуть живого зверя, тот и убил? - насмешливо спросил Нгара.
Все началось сначала.
Наконец Нгара отказался от своей доли мяса, прыгнул в лодку и, отплывая от берега, сказал:
- Посмотрим, чья возьмет, когда мы встретимся с равными силами!
Хотя угроза и не напугала мужчин, но настроение было испорчено.
- А может, лучше было отдать этому сумасшедшему шкуру, чтобы не связываться с ним? - сказал миролюбивый Кос.
Но отец и сын стали возражать:
- С какой стати? Спроси кого хочешь, каждый скажет, что он неправ. А насчет угроз - так их на каждом шагу можно слышать. Особенно от него.
С тех пор как у Манга появилась своя собственная лодка, он стал чем-то вроде разведчика для своих родителей, а заодно и для Коса. Манга никогда не бывало дома - все время он где-то пропадал. Сначала Тайдо ворчал на него, но потом обнаружилось, что эти поездки приносят немалую пользу обеим семьям: Мангу частенько удавалось найти какой-нибудь новый, удобный и богатый пищей уголок и он приводил туда своих родителей.
Иной раз Манг брал с собой и своего шестилетнего братишку. Они проплывали по узким коридорам между бесчисленными островками, и на каждом шагу перед ними открывались новые картины, непохожие на те, что они видели раньше. То попадали в такую теснину, что только высоко вверху видна была полоска неба, а с обеих сторон высились гладкие отвесные стены. То выплывали на светлый веселый простор, где на залитой солнцем глади чернели маленькие точечки-островки, а поодаль сияли белые снеговые вершины. То оказывались за чертой города, и тогда перед ними тяжело дышал Великий океан. Темно-синие волны бесшумно катились на них, а докатившись до скал, вдруг с ревом бросались на их твердыни, дробились в мелкие брызги и отступали, чтобы, собравшись с силами, снова ринуться вперед.
Столетиями, тысячелетиями бьется океан о скалы. Твердо стоят они на страже, стараются не пропустить волны в глубь острова. Однако проходит время, и то одна, то другая подмываются и обрушиваются в воду. Такая скала попалась на дороге Мангу и его братишке: подножье ее словно выгрызено, а вершина висит над пучиной, готовая вот-вот рухнуть.
В таких местах опасно плавать. Подхватит волна лодку, грянет о скалу - и конец.
- Я боюсь, - хнычет малыш, - едем назад!