Сын воды

Особенно трудно было перетащить собранные дрова и жерди к лодкам: приходилось пробираться через кустарниковый настил, а потом еще долго карабкаться по скалам. До вечера они успели принести только по одной вязанке.
- А ну его! - сказал усталый Тайдо. - Лучше морской травой обходиться, чем тут лезть из кожи вон.
- Раз уж приехали, так нужно набрать дров, - настаивал Кос.
Зато ночевали на берегу у костра, более щедрого, чем обычно. Да и приятно было свободно растянуться на земле после долгого сидения в лодке.
Утром принесли еще по нескольку вязанок, а Манг переправил на берег все свои материалы.
- Ну, а что теперь с ними делать будешь? - усмехнулся Тайдо.
- Лодку, - ответил Манг, принимаясь связывать жерди.
Старики взглянули друг на друга и покачали головами.
- Вот ведь какой упрямый! - суровым тоном сказал Тайдо, но по всему было видно, что он вовсе не сердится.
- Дело хорошее, - поддержал Манга Кос, - все равно: не сейчас, так на будущий год делать придется.
И уже на другой день обе семьи вместе трудились над лодкой. Мужчины связывали из жердей каркас, женщины сшивали кору. Кос пожертвовал и то, что у них было сшито раньше. А Манг носился, как на крыльях.
Все - и старики, и дети - считали, что это шьется дом для Манга и Мгу. Один только Манг не хотел думать об этом.
Через несколько дней рядом с двумя лодками появилась третья. И ни одного железного гвоздя не было в этой лодке.
- Пусть пока потешится, - говорили между собой родители, - все равно Мгу еще рановато замуж.
Знала ли сама Мгу, что судьба ее связывалась с этой лодкой? Конечно, она не раз слышала об этом и рассуждала очень просто: если старшие говорят, значит, так нужно. Да, собственно говоря, она ничего и не могла иметь против. Их семьи давно уже живут дружно, держатся всегда вместе, как близкие люди. Другие соседи предпочитали жить сами по себе, да и условия не позволяли собираться нескольким лодкам вместе. Даже две кану рядом были редкостью.
Лодки вышли в открытое море. Манг носился на своей кану, как те молодые китеныши: то перегонит остальных, то отстанет, то отплывет в сторону. Он был свободен, он мог отлучиться, когда захочет, направиться, куда только угодно! Он чувствовал себя счастливым, как никогда.
Спустя немного времени они увидели еще одну лодку, которая, как видно, направлялась к ним.
- Кажется, это Нгара, - проговорил Кос.
- И, наверно, у него к нам дело, - добавил Тайдо.
- Эй, стойте! - закричал мужчина в лодке.
Все три кану остановились. Подъехал Нгара. Это был мужчина лет двадцати пяти, одетый самым удивительным образом: весь его наряд состоял из птичьих шкурок. Такая одежда ничуть не уступала шкуре моржа или котика, и все же каждый мужчина мечтал о том, чтобы иметь одежду настоящую - из звериных шкур. Беда только в том, что добыть их было нелегким делом. Убить, например, моржа трудно даже хорошо вооруженным людям, не говоря уже о наших фуиджи.