Сын воды

- Ну, так принеси нам поужинать, - сказал военный и повторил свой заказ: - Шампанского и омаров.
Когда Манг отошел, офицер обратился к жене:
- Грэт, ты забываешь, что находишься на людях. Разговариваешь с ним, как с равным. Это же неприлично. Что могут подумать люди?
- Это ведь последний раз, на прощание, - оправдывалась Грэт. - Все-таки я обязана ему своей жизнью, а ты - своей женой, - добавила она, лукаво улыбаясь.
- Так ты ведь сделала для него в сто раз больше! Не каждый так отблагодарил бы. Но ведь из этого не следует, что ты должна по-дружески беседовать с этой обезьяной.
- Ну уж, какое там "по-дружески!" - махнула рукой Грэт.
- Капитан капитану завидует, - вставил брат.
- А тебе лишь бы сострить, - недовольно ответил офицер.
Когда после ужина военный расплачивался, он дал Мангу "на чай" целых три фунта стерлингов, за что жена наградила его благодарным взглядом.
Манг долго стоял на место и смотрел вслед Белой птичке. А она уже щебетала об отъезде, о путешествии, о знакомых и совсем забыла, что на свете существует какой-то Манг.
Через три дня Манга уволили...
Последним поводом было "недоразумение" с пьяным господином. Еще важней было то, что его покровительница уехала. А настоящую причину Манг знал и сам: у него не было той изворотливости, ловкости, хитрости, которая требуется от лакеев в таких аристократических заведениях.
И Манг очутился на улице среди тысяч безработного люда - белых, черных, желтых, бурых.
И, слоняясь по туманным улицам Лондона, он часто вызывал в воображении другой город - среди скал, улицы-каналы, морских птиц, кану, свою семью и Мгу.