Сын воды

Бьется корабль в море, насмерть сражается с бурей, каждую минуту бывает он на волосок от смерти, но надежда все же не покидает сердца людей. Но вот раздается крик: "Земля!" - и от этого, казалось бы, желанного слова кровь стынет в жилах, сердце сжимается, надежда гаснет, - сама смерть заглядывает в глаза.
И теперь уже на корабле одна мысль: удрать как можно дальше от благословенной земли, удрать туда, где мрак, где ходят огромные, страшные валы, готовые вот-вот накрыть корабль вместе с мачтами, - в океан. Он, этот ужасный, бурный океан, кажется теперь ласковым, милым и желанным.
Надежные стражи у очарованного города! Пользуются этим и киты: сами они, правда, не могут развернуться в узких улицах, зато охотно пускают туда погулять своих детенышей.
Двор, где очутилась лодка Тайдо, мы назвали бы маленьким озером или прудом среди скал. Кроме главных стен, которые уходили под самое небо, тут выступали из воды, как надворные строения, скалы поменьше, но все вместе они надежно закрывали выход, оставляя только неширокие ворота.
Через каких-нибудь полчаса Тайдо заметил, что вода начала спадать, - было время отлива.
Вся семья забеспокоилась, оживилась. Но интересовал их, конечно, не отлив - хорошо знакомое и привычное явление. Всем хотелось посмотреть, что делается внизу, под лодкой. Много ли пищи оставит отлив?
- Станем у выхода, - предложил Манг, - и не дадим рыбе уйти.
Так и сделали, да вдобавок еще все принялись шуметь, бить чем попало по воде. А вода все спадала, озеро становилось все меньше и меньше. Часа через два лодка стояла уже на земле, а от озера осталась маленькая лужица.
Нельзя сказать, чтобы добыча оказалась обильной. Дно этого уголка не было дном моря: он находился довольно высоко и вода попадала сюда только во время прилива. Значит, тут не могло быть и постоянного населения. Заходили сюда только случайные рыбки. Но, к счастью, этих случайных гостей набралось столько, что должно было хватить для всей семьи дня на два.
Тем временем отлив продолжался. Вода на улице упала еще метров на пять, и корма лодки висела в воздухе, как балкон на втором этаже дома. Новые камни показались посреди улицы, некоторые переулки закрылись.
Но никто в лодке не обращал на это внимания. Будто им впервой видеть, как изменяет отлив весь город! Дети, в том числе и Манг, первыми воспользовались случаем побыть на твердой земле. С каким удовольствием они распрямили ноги, принялись лазать по скалам! Родители тоже охотно вылезли на сушу.
- Го-о! - послышался голос снизу.
Глянули - Кос возвращается.
- Как у вас? - спросил Кос, задрав голову кверху.
- На два дня рыбы, - ответил Тайдо. - А у вас?
- Тоже, да еще вот. - Кос показал убитую майку.
В лодке Коса было всего три человека: он сам, жена да четырнадцатилетняя дочь Мгу. Однако недостаток мужской силы тут восполнялся умением женщин хорошо плести из морской травы и луба разные вещи: мешки, циновки и особенно лодки - "кану". Манг знал, что и сейчас у них есть начатая кану.
- Как с дровами? - спросил Тайдо.
- Вышли. Вот я и хотел предложить тебе ехать вместе.
- Ладно. Тогда подожди тут, пока вода поднимется.
После долгой непогоды солнце казалось таким теплым, ласковым, что люди разомлели и постепенно, один за другим, уснули.
А вода между тем снова начала подниматься. Под вечер лодка Коса задела бортом лодку Тайдо.
А еще через час обе лодки как ни в чем не бывало плыли по улице.