Сын воды

Вот и Магелланов пролив. Девушка узнала места, где она недавно проплывала. Она думала, что здесь они будут ожидать парохода, но Манг направился дальше на юг. Девушка начала показывать, чтобы он остановился. Манг повиновался, придержал лодку, постоял. А дальше что?
Девушка и так и этак пыталась втолковать ему, что тут скоро должен пройти пароход и что нужно подождать его. Манг внимательно слушал, старался понять ее жесты, а потом помотал головой - дескать, никакого парохода нет - и двинулся дальше. Девушка стала спорить, рассердилась, расплакалась, одним словом, произошла "семейная сцена".
Манг не знал, что и делать. Остановились снова, постояли.
Девушка напряженно смотрела то в ту, то в другую сторону и, казалось, ожидала, что вот-вот покажется корабль.
Манг сидел и ждал, что будет дальше.
- Ну чего мы тут будем стоять? - попробовал он объяснить на своем языке. - А что, если кану белых придет через месяц?
Но она не могла понять его слов. Она знала только, что это была последняя надежда встретить пароход. Стоит им удалиться от этого торного пути - и все будет потеряно.
Манг немного подождал и снова взялся за весло. И снова девушка принялась кричать и плакать, умоляя его не покидать пролива. Манг, как мог, стал объяснять и показывать жестами, что стоять тут нельзя, что нужно плыть дальше, а сюда они будут возвращаться и сторожить пароход.
Она и сама хорошо знала, что стоять тут все время не будешь, но цеплялась за надежду, как утопающий за соломинку. А может быть, не пройдет и часа, как появится пароход? А что, если только они отъедут, а пароход тут как тут?
Потеряв таким образом добрый час времени, они все-таки двинулись дальше. Девушка хотела остановиться где-нибудь неподалеку, но Манг не послушался. Снова начались крики, упреки, слезы, но Мангу все это уже надоело, и он спокойно плыл себе дальше.
Пошли знакомые улицы, дома; вот и водопад, окутанный серебристой пылью, вот двор, где они когда-то прятались от расшалившихся китенышей. Как и тогда, сияют снеговые вершины. Все знакомые, милые сердцу образы; все красивое, дорогое, манящее, - это чувство переживал каждый, кому случалось после долгой отлучки возвращаться на родину.
А его спутнице все вокруг казалось мертвым, диким, негостеприимным.
"Куда он везет меня? - с тревогой думала она. - Вот когда дикарь показал свое настоящее лицо! Вот где меня ожидает смерть!"
А тут как раз им встретилась целая семья дикарей в лодке. Увидев Манга в капитанской одежде и с ним белую женщину, дикари стали так кричать и размахивать руками, что девушка окончательно решила: ей пришел конец.
Но после недолгих переговоров с земляками Манг повернул налево и поплыл на восток, оставив дикарей с разинутыми ртами.
Чем дальше позади оставался океан, тем больше и ниже становились острова, попадавшиеся на пути. Начали появляться трава, деревья. Еще дальше на восток есть и леса и луга, но там живет сильное, воинственное племя "она". Эти она давно уже вытеснили мирных фуиджи на бесплодные западные скалы и не пускают их назад.
Два дня Манг и его спутница плыли прямо на восток, а на третий к полудню увидели две лодки. Это были Тайдо и Кос. Они и тут устроились неплохо. Берег был невысокий, доступный и лесистый. Под деревьями виднелся крытый ветками шалаш - правда, неказистое, но все-таки строение.