Сын воды

Ни Тайдо, ни Кос, ни их жены так и не узнали, что за водяного духа они приняли так называемого спрута, или осьминога. Это огромное морское животное с восемью ногами-змеями сродни обыкновенной нашей улитке. Спруты настолько страшны и отвратительны, что о них написано множество рассказов - больше, чем о ком-либо другом. Остается только пожалеть, что наши фуиджи не читали этих рассказов.
Манг лежал на берегу, но усталость не проходила. Мысли вихрем кружились в голове, мелькали догадки: что тут могло произойти? Может, они ненадолго поехали куда-нибудь и скоро вернутся? Тогда почему же нет навеса и ничего из вещей? А если навсегда, так что их заставило? Может быть, они все погибли? Но неужто все вместе?..
Тут он заметил, что совсем в другом месте, поодаль, лежат какие-то вещи. Подошел, посмотрел. Горшок, но не их; наверно, Коса. Вот топор, но уже совсем незнакомый, у Коса был не такой. Вот какой-то ремень - такого не было ни у отца, ни у Коса. Несколько шкур - тоже незнакомые.
Значит, тут уже живет другой хозяин! Как же это получилось? И кто он или они? Неужели они перебили всех его родных и сами поселились здесь?! Но, судя по вещам, народу тут немного, пожалуй, не больше двух человек.
Значит, ничего не остается, кроме как ждать и стеречь их. И Манг притаился за выступом скалы.
Ожидать пришлось недолго, потому что день уже кончался. Не прошло и полчаса, как за скалой послышался плеск весла, а потом показалась и лодка. У Манга сразу отлегло на сердце, когда он увидел, что в лодке сидит один человек.
Но спустя минуту он чуть не закричал и не выскочил из своего убежища: он узнал Нгару. Так вот кто тут обосновался! Манг весь затрясся от злости. Ему казалось, что Нгара нарочно медлит, что он никогда не доедет до берега.
А Нгара между тем медленно и спокойно подгреб к берегу, выбросил из лодки какую-то птицу, охапку хвороста, потом неторопливо вылез сам. По его медлительным, важным движениям было видно, что он тут чувствует себя как дома. Даже ни разу не оглянулся по сторонам.
Манг сжал зубы, напрягся и ждал удобного момента, чтобы броситься на врага. Нгара подошел к огнищу, нагнулся, пощупал золу. Как видно, она была еще горячей, потому что Нгара подбросил сухой травы и принялся раздувать огонь.
Это и был самый удобный момент для Манга. Но в последнюю минуту он изменил свой план: он поступит с врагом так же, как тот поступил с Мангом, - заберет кану.
Как тигр, пополз Манг к лодке. Уже смеркалось, да и без того Нгара был так занят своим делом, что ему не могло прийти в голову оглядываться назад. Обернулся он только тогда, когда услышал шум возле лодки. Увидев в лодке Манга, он не поверил своим глазам. Откуда? Как? Уж не с того ли света он явился?..
- Ну, Нгара, - зло сказал Манг, оттолкнувшись от берега, - теперь мой черед пожелать тебе всего наилучшего. Скажи только спасибо, что я не убил тебя, как пингвина.
Голос Манга убедил Нгару, что все это не сон. Злоба и отчаяние сдавили ему горло, и, недолго думая, он бросился за Мангом в воду. Манг этого не ожидал. Он успел отплыть только на несколько шагов, и Нгара единым духом настиг его, ухватился за борт лодки и перевернул ее вместе с Мангом. Хотя ни о чем, кроме прямой опасности, сейчас нельзя было думать, но Манг вздрогнул от неприятного чувства, когда ноги его запутались в скользких ветвях подводного дерева.
Завязалась борьба не на жизнь, а на смерть.