Сын воды

Они знали, что это гнездо царя птиц - кондора, самого большого орла на свете. Такая жертва водяному Духу должна была понравиться больше, чем что-либо иное.
И Тайдо, не раздумывая, полез вверх. Подступиться к гнезду было очень трудно. Кос с ужасом наблюдал, как Тайдо цеплялся за выступы скалы, рискуя каждую минуту сорваться и разбиться о камни. Наконец он добрался до цели, но оказался снизу, под гнездом. Чтобы заглянуть внутрь, нужно было перегнуться назад и повиснуть над пропастью.
В это время вверху послышался грозный свист, и сразу же огромная тень заслонила солнце. Над головой Тайдо кружила птица, крылья которой разметнулись на добрых три метра.
- Слезай быстрее! - крикнул Кос, но было уже поздно. С каким-то хриплым криком кондор набросился на Тайдо и мощным клювом ударил его в голову. К счастью, клюв скользнул боком, слегка задел ухо.
Защищаться Тайдо мог только одной рукой, но от такой птицы это была ненадежная защита. Хуже всего было то, что в таком положении Тайдо не мог слезать. Одной рукой он держался за сук, а другой все время вынужден был отбиваться.
Кос мог помочь только криком, но разве этим испугаешь кондора! Вот еще один удар, в плечо - потекла кровь. Было видно, что одной рукой, к тому же без всякого оружия, не удастся отбиться от страшного клюва, когтей и крыльев. Другая рука тем временем начала слабеть, а поменяться было невозможно.
Тайдо уже понимал, что приближается конец, что спустя минуту он полетит вниз - или сам, или от того, что кондор разобьет ему голову...
А хищник все кружился над ним, все уже становились эти круги. Вот он налетел последний раз, ударил Тайдо крылом и снова занес свой страшный клюв.
А сил у Тайдо уже не было, и надежды тоже. Последний раз взмахнул он рукой и... вцепился в голую шею кондора; тотчас и вторая рука сомкнулась вокруг нее, - и оба врага полетели в пропасть...
А Кос только поднял руки к небу, да так и остался стоять как окаменевший.
Кондор теперь уже думал об одном себе. Он чувствовал, что руки человека душат его, и старался вырваться, полететь. Он махал своими могучими крыльями, но тяжесть человека непреодолимо влекла его вниз. Вот уже и хищник совсем ослабел, но из последних сил все махал и махал крыльями...
Когда Кос спустился вниз, оба врага казались мертвыми. Руки Тайдо все еще сжимали шею кондора.
Но вот Тайдо зашевелился, разжал руки и открыл глаза. Кос с радостным криком бросился к нему, приподнял, начал расспрашивать, как он себя чувствует.
Тайдо уже совсем пришел в себя, стал ощупывать тело, но, кроме крови возле уха, раны на спине да тупой боли в боку, ничего не заметил и даже сам поднялся на ноги.
На его счастье, кондор задохнулся не сразу, а все время вырывался и махал крыльями; он таким образом сильно замедливал падение, и Тайдо спустился на нем, как на парашюте. Конечно, он не отделался бы так легко, будь это какая-нибудь другая птица, а не кондор, который настолько велик и силен, что сам нападает на альпак, на их близких родственников, - гуанако, на лам и других кордильерских животных, сталкивая их в пропасть.
Кондор лежал, распластав черные, с белыми концами крылья. Его могучий, загнутый книзу и сплюснутый по бокам клюв был раскрыт, и оттуда высовывался острый язык. Особенно неприятно было смотреть на шею - голую, мясного цвета, с красными складками коней по бокам, с какими-то клочьями не то перьев, не то шерсти возле головы.
Обмыв раны ледяной водой, Тайдо еще больше приободрился, и они торжественно поволокли добычу домой.
В тот же вечер при свете костра состоялся обряд жертвоприношения. К ногам кондора привязали камни, чтобы он сразу пошел на дно, подняли жертву на руки, и Кос, будто жрец, проговорил слова заклинания:
- Дух водяной! Владыка моря! Не обижай бедных людей, позволь им добывать себе пищу в твоих владениях. А в знак нашего уважения прими в дар этого царя птиц, которого мы добыли для тебя, рискуя жизнью.