Сын воды

Куда? Об этом они ни разу не пробовали договориться, да и вряд ли каждый из них в отдельности знал, куда нужно плыть, когда лодка будет готова. Девушке казалось, что стоит отъехать от этого проклятого острова, как им обязательно встретится какой-нибудь корабль. А Манг и представить себе не мог, что он будет делать с нею. Знал одно: нужно вернуться домой, отомстить Нгаре и отобрать у него лодку, потому что та, которую он делает, будет все-таки хуже старой. А уже потом можно будет подумать, как добраться до белых.
Но дело у Манга двигалось очень медленно. Связать кое-как жерди он успел за два дня, но осталось самое главное: обшить их. А тут, как назло, толстых деревьев не было, приходилось сшивать маленькие кусочки коры. Они были тонкие, непрочные, разрывались. Нужно было складывать их в несколько слоев, латать дыры, потом латать латки и так далее.
Девушка уже поняла, как Манг хочет сделать лодку, но, приглядевшись к этой работе, она совсем потеряла надежду, что из такой затеи что-нибудь выйдет.
А Манг не унывал. Кусочек за кусочком терпеливо сшивал он кору. Тогда и девушка захотела помочь. Манг был очень доволен.
- Хорошо, хорошо! Теперь будет быстро. Белая птичка - хорошая девушка, - говорил он.
Но обрадовался Манг рановато: у Белой птички ничего не получалось.
Однако она хорошо понимала, что от этого зависит ее жизнь, и, сжав зубы, продолжала работать. Прошло время, и стало ясно, что в таком деле даже изнеженные руки могут принести пользу.
Не однажды к ней возвращалась мысль, что весь этот труд - напрасная трата сил, что все равно ничего не выйдет, но уверенный, бодрый вид Манга вселял в ее сердце надежду.
Так прошло целых три недели. Несколько раз сменилась погода: снова довелось пережить и дождь, и ветер, и бурю. Светлое платье девушки превратилось в лохмотья, голубые чулки порвались (только теперь Манг понял, что это не был цвет кожи). Но здоровье ее не подкачало: дикарский образ жизни пошел на пользу.
Отношения их друг к другу успели определиться. Девушка давно уже забыла, что находится "в лапах у людоеда". Для нее это был обычный желтокожий слуга, каких немало и у них, в Лондоне. Ее нисколько не удивляло, что он прислуживает ей, оберегает и кормит ее. Разве может быть иначе? И она распоряжалась им, как слугой. Раз-другой даже обозлилась, кричала на него, топала ногами.
Манг ничего этого не понимал, даже находил забавным. Он настолько уважал Белую птичку, что ему и в голову не приходило равняться с ней. Он был доволен уже тем, что она позволяет ему сидеть рядом, заботиться о ней.
И вот настал день, когда лодка была спущена на воду. Правда, вышла она ненадежной и неказистой, но Манг не мог наглядеться на изделие своих рук.
Девушка ступила в лодку недоверчиво. Была минута, когда она заколебалась: не лучше ли остаться здесь и терпеливо ждать избавления, чем пускаться в море на этой несчастной скорлупке? А что, если придется ждать месяц, год, много-много лет? И она решилась.
Ну и набралась же она страху, пока миновали рифы! Каждый миг ей казалось, что лодка вот-вот перевернется вверх дном или просто расползется под их тяжестью. Успокоилась только тогда, когда дорога пошла каналами под защитой высоких скал.
Первую ночь провели в лодке под скалой. Для девушки это было настоящей мукой.
Назавтра двинулись дальше. Около полудня вдруг послышался... звон. Настоящий звон "склянки", которые отбивают время на кораблях. Доносился он из-за скалы справа. Значит, там шел корабль!..
Забеспокоилась девушка, заволновалась.
- Туда! Туда! - кричала она, показывая рукой на скалу.