Сын воды

Стояла уже глубокая ночь, когда, наконец, запылал костер. Но зато и радости же было! Сразу все изменилось, ожило. А девушка совсем пришла в себя, когда огонь обсушил и обогрел ее.
Первые минуты она оглядывалась вокруг, ничего не понимая. Потом приподнялась, пристально посмотрела на Манга и, припомнив все, дико вскрикнула, зажмурила глаза и снова упала без сознания.
А Манг сидел себе на корточках возле костра и счастливо улыбался, довольный тем, что она ожила. Он не знал, отчего она снова упала; он думал, что к ней еще не вернулись силы, и терпеливо ожидал, когда она придет в чувство.
Через несколько минут девушка снова открыла глаза, снова увидела его, вскочила и с жутким криком забилась в самый уголок, выставив вперед руки, будто защищаясь от него.
Манг улыбнулся всем лицом, закивал головой и заговорил:
- Хорошо, хорошо! Ты уже здоровая. Огонь хорошо!
А бедная девушка в это время думала, что пришел ее конец. Что в лучшем случае ее сейчас же зарежут и съедят.
- О, лучше бы мне утонуть в море! - простонала она по-английски.
Услышав, что она о чем-то говорит, Манг снова закивал головой:
- Хорошо, хорошо! Ты не утонула. Манг спас тебя.
Девушка скорчилась в уголке, вобрала голову в плечи, заслонила руками лицо и стала ожидать смерти.
Но Манг не двигался с места. Он только поправил огонь, а потом снова уставился на девушку.
"Так вот какие они!" - думал он, окидывая взглядом всю ее фигуру, одежду.
Она напоминала ему красивую беспомощную птичку и вызывала в нем сострадание. Ему приятно было сознавать, что он стал спасителем этой белей девушки. И он был горд тем, что сидит рядом с нею, одной из тех, кого и сам он, и его отец, и старый Кос до сих пор видели только издали.
А белая девушка сидела, окаменев от ужаса, и готовилась к смерти.
Она все ждала, когда же придут остальные дикари. Ей представлялось, как соберется их целая толпа, страшных, с пиками и ножами, как начнут они плясать вокруг нее, вокруг костра, а потом...
Тут она не выдержала и заплакала горькими слезами. Плечи ее тряслись от рыданий, жалостный плач вырывался из груди.
Манг удивился и обеспокоился. Эти слезы, это отчаяние взволновали его. Ему было так жалко ее, что он придвинулся к ней ближе и взялся успокаивать, как умел:
- Не бойся! Манг все сделает: и накормит тебя, и сам сошьет кану, чтобы уехать отсюда.
Увидев, что он придвигается, девушка подумала, что все уже кончено. Она вскрикнула нечеловеческим голосом, вскочила и выбежала из-под скалы в темноту.
Манг остался сидеть с раскрытым ртом. Что с ней? Куда она? Почему? Похоже, что она его боится, но ведь он ей ничего плохого не сделал и не думает делать. И что теперь: ловить ее, что ли?
А она отбежала на несколько шагов и, увидев, что он сидит на месте и не пытается догонять ее, остановилась. И тут она впервые трезво подумала о своем положении. Куда ей деваться на этом острове? Стоит ему захотеть, он сразу поймает ее. И он ведь до сих пор ни разу не пытался причинить ей зла. Кто, как не он, вытащил ее из воды, перенес сюда, обогрел и обсушил, даже в свою шкуру закутал, а сам сидит на холоде в одном этом поясе или там фартуке!
Нет, как видно, он не думает обидеть ее. Должно быть, на ее счастье, попался дикарь с человеческой душой. Говорят же, что и среди дикарей встречаются люди. Может, он даже защитит ее от своих приятелей, когда те придут. Будь что будет - все равно ей некуда деваться.