Сын воды

Несмотря на холодный климат, Тайдо, его жена и дети были голые, но у каждого свисала с шеи шкура какого-нибудь морского животного - моржа, морского котика. Эти шкуры служили не одеждой, а только защитой от ветра: ими прикрывали тот бок, откуда дул ветер, а другой бок оставался голым.
Тут же, в лодке, было и все имущество семьи: глиняные горшки, плетеные мешочки, ножи, оружие. Утварь была самая разная: и из камня, и из кости, и из морских раковин. Как-то попал сюда ржавый железный топор. Да что топор, тут был даже длинный кусок железа с крюком на конце и с дырками посредине - наверно, с какой-нибудь стройки. И настоящее богатство - два железных гвоздя.
Однако больше всего семья Тайдо дорожила очагом. Посреди лодки, довольно широкой, была насыпана земля, и на ней раскладывался огонь. Сейчас он едва тлел и не давал ни света, ни тепла.
Девочка подбросила в огонь кусок дерева, но мать тотчас напустилась на нее:
- Что ты делаешь? Зачем сразу такой большой кусок?
И она взяла этот "большой кусок", величиной с ложку, отломила от него кусочек поменьше - в палец - и аккуратно положила в огонь.
Чтобы уберечь огонь от дождя, на трех колышках был натянут сплетенный из морской травы навес. В топливо тоже по большей части шла эта самая трава. Даже высушенная, она горела плохо, потому что насквозь пропиталась морской солью.
- Если дождь затянется, нам нечего будет подбросить в огонь, - заметил Тайдо.
Никто ни слова не сказал в ответ: это и так все хорошо знали.
Вот в густом тумане что-то зашевелилось, и спустя минуту уже можно было разглядеть другую лодку.
- Кто это? - тихо спросил Тайдо.
- Кажется, Кос, - ответил сын.
Это и в самом деле был их ближайший сосед Кос, такой же хозяин, как и Тайдо.
- Эй, Кос! - крикнул Тайдо. - Чего и куда в такую погоду?
- Есть нечего, - послышался голос из тумана, и лодка прошла мимо.
Тайдо глянул на дно своей лодки и заметил, что там осталось только несколько маленьких рыбешек да раковин. Дети взяли их и закопали в горячую золу. Тайдо и сам хотел есть, но приходилось терпеть.
Он все поглядывал на небо: не видно ли конца дождю.
- Скоро дождь кончится, - наконец сказал он, - тучи разрываются на части.
И верно, дождь понемногу стихал. Вот уже раз-другой проглянуло солнце. Вот уже последние клочья туч пролетели на восток - и перед глазами открылся удивительный уголок земли.
Это был город, город, который не уступал какому-нибудь Нью-Йорку, только... мертвый. Во все стороны расходились, переплетаясь друг с другом, улицы-каналы. По бокам величественно возвышались черные скалы - строения. Ни одно из них не было похоже на другое, но все вместе они производили впечатление сказочного города. Там, глядишь, выступает в воду каменное крыльцо, там высоко над водою прилепился балкон. Громоздились в небо церкви, башни высотою по два километра; верхушки их сияли на солнце вечными снегами, а по кровлям сползали синие ледники.