Сын воды

Но человек почему-то не выпускал из рук доски, и это сильно мешало Мангу. Тем временем новая волна ударила его в спину. Он устремился вместе с нею вперед и рухнул на берег, а на него и человек с доской. Крепко ушибся Манг, но на это нельзя было обращать внимания. Нужно было спешить проползти еще пару шагов, чтобы не настигла новая волна и не смыла назад. Он попробовал вырвать доску из рук человека, но это ему не удалось: тот вцепился в нее изо всех сил. Мангу пришлось тащить его дальше вместе с доской. И только на берегу с большим трудом, едва не ломая судорожно сведенные пальцы, он вырвал доску из закостеневших рук.
Только тут Манг увидел, что перед ним лежала молодая девушка. Но она была без сознания, даже как будто не дышала, и Манг не знал, что с нею делать. На всякий случай он взял ее на руки, отнес под дерево и укутал шкурой. Нельзя сказать, чтобы теперь она была защищена от дождя и от ветра: шкура закрывала только часть тола. Однако больше Манг ничего не мог сделать.
Он присел рядом на корточки и с интересом рассматривал таинственного, необыкновенного белого человека. Нужно сказать правду: больше всего его заинтересовали ноги. Они были голубые, и это очень удивило его. Мокрые тонкие чулки так плотно облегали их, что не видно было ни единой складочки. Потому Манг и подумал, что у девушки тело такого необычного цвета. Маленькие черные туфли с острыми носками тоже привлекли внимание Манга. Он даже потрогал их, чтобы узнать, что это такое.
Тем временем мягкая теплая шерсть делала свое дело: девушка вздрогнула и негромко застонала. Манг обрадовался: значит, жива! Потом из горла у нее вырвался вздох, полилась вода; девушка заворочалась, застонала громче и начала дрожать, как в лихорадке.
Манг и сам трясся от холода и крепко жалел, что здесь нет сухого, теплого убежища.
Тогда он решил поискать где-нибудь более уютный уголок. Ветер и дождь не слабели, но сумрак становился гуще: должно быть, вечерело. Манг со всех ног побежал к холмам. Там, дальше, он еще днем заметил скалы. Неужели в скалах не найдется надежного убежища? Он бегал взад и вперед, осматривал все уголки, но ничего подходящего не находил. И только возвращаясь назад, недалеко от того места, где он провел ночь, Манг нашел укромное местечко.
Это был обрыв с небольшим углублением вроде ниши, надежно защищенный со стороны моря. А ветер гнал тучи как раз с моря, и поэтому тут было сухо и затишно. Однако места хватало только на одного человека.
Манг побежал, взял девушку и перенес ее в этот уголок. Она вся дрожала и время от времени начинала говорить что-то непонятное. Между тем темнело все больше и больше. Нужно было разжечь костер. Но как добыть огонь?
Когда Манг был один и думал только о том, как бы побыстрее построить лодку, он согласен был потерпеть, лишь бы не терять времени на добывание огня. А теперь и самому холодно, и непогодь, и еще вот эта девушка...
Он осмотрелся по сторонам. Наверху, над обрывом, росли деревья, кустарник; кое-где из земли торчали сухие корни. Под ногами тоже было немного подходящего материала: сухие листья, ветки, трава. Оставалось только высечь огонь.
И Манг взялся за дело. На корнях и ветках он нашел сухие наросты-губки; они могли служить трутом. Насобирал сучьев, посуше и потоньше, травы, листьев. Потом подобрал с земли несколько камушков и принялся высекать искры.
Но сказать все это легче, чем сделать. Сколько камушков пришлось перебрать и перепробовать, пока нашелся хороший кусок кремня. Но и это было еще не все: искры обсыпали трут, а он упорно не хотел гореть.
Долго и нудно тянулось время. Девушка стонала, ворочалась, ойкала. Буря начала стихать, а Манг все еще бился над своим огнем. Сколько раз он хотел уже бросить это дело, но нелегкая жизнь приучила его быть терпеливым.