Сын воды

При этой мысли он и вовсе забыл про опасность. Быстрее за работу, сколько бы на это ни понадобилось времени! Но в руках у него не было решительно ничего: даже тот складной нож остался в лодке. Ну что ж, придется как-нибудь иначе. Его родители и сам он раньше-то обходились без ножа.
Он насобирал на берегу разных раковин и двинулся к лесу. Выбрал тонкое высокое дерево и принялся ковырять его у корня. Чтобы раковины были острее, он разбивал их на части. Оттого, что дерево было толщиною всего в руку, он довольно быстро подрезал его, а потом сломал. Спустя несколько часов он "срубил" таким способом семь деревьев: одну жердь на дно лодки, а шесть - на борта.
Только тут пришло на ум, что он до сих пор ничего не ел и не пил. Подошел к берегу, наловил маленьких рачков и съел их сырыми. Но воды не было. Чтобы не тратить времени на поиски, он заставил себя потерпеть и снова взялся за работу.
Но обработать жерди было куда тяжелее, чем срубить их. Надломленные концы нельзя было так оставить, пришлось заострить их, чтобы все семь концов сошлись в один тонкий пучок. Тут уже, кроме раковин, он пустил в дело острые камушки, которые тоже надо было разбивать на куски. Особенно помогло ему одно хитроумное изобретение: найдя в скале узкую трещину, он засовывал туда конец жерди и крутил. Получалось довольно споро.
Он так увлекся этой работой, от которой зависела его жизнь, что не заметил, как наступил вечер. Тогда только он почувствовал голод, а еще сильнее - жажду. Но искать было уже поздно, и он, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Усталость и бессонная ночь накануне помогли ему быстро уснуть и забыть про голод и жажду.
Наутро он снова проглотил несколько морских рачков и принялся за работу, но вскоре почувствовал, что больше не может выдержать без воды. Нужно было идти искать ее. Но вот найдешь ли на этом низком острове?
Тут он заметил, что ветер усилился и на западе собираются тучи.
- Подожду лучше дождя, - сказал он самому себе и снова взялся за работу.
Дождь не заставил ждать себя долго, но пришел он такой, что Манг скорее согласился бы еще целый день сидеть без воды, чем подставлять тело его косым струям. С полудня серая ночь застлала все вокруг, в нескольких шагах ничего не было видно. Огромные волны, не встречая в этом месте преграды, свободно, словно в ворота, катились сюда с океана. Они угрожали совсем залить остров, но впереди стояли на страже рифы, которые принимали на себя первый удар и грудью разбивали волны. Зато и бесились же они! Жутко было слышать этот адский рев и грохот.
Манг сидел под деревом, накинув на голову свою котиковую шкуру, и все равно трясся от холода. Минута казалась часом, а такие минуты шли и шли без конца. Так прошло, наверно, часа три.
И вот там, за рифами, раздался гудок парохода. Тревожный, надрывный...
Манг тотчас вскочил и побежал к берегу. Ветер валил его с ног, соленые брызги хлестали в лицо, но он ничего этого не замечал. С любопытством и страхом всматривался он в серую мглу, ожидая, что вот-вот появится кану белых. Он знал, что ей сейчас, наверно, угрожает опасность, но, с другой стороны, сомневался, боятся ли вообще чего-либо эти могучие лодки-великаны. Во всяком случае, гудок сулил еще одну надежду на спасение.
Так, вглядываясь в серую ночь, простоял он полчаса, час - ничего больше не слышно и не видно, только ревут волны да льет как из ведра дождь.
Но вот на белом гребне волны мелькнуло что-то черное. Взлетело - опустилось. Через минуту показалось снова, уже ближе, у самого берега. Но встречная волна подхватила и унесла назад, в море. Накатилась новая волна, снова подняла и понесла на берег - и снова встречная волна отшвырнула назад.
Манг уже видел, что это был человек, который держался за обломок доски. Его могло вот так швырять взад-вперед, пока не разбило бы о скалы. Тогда Манг, улучив момент, когда волна вынесла человека на берег, бросился навстречу и ухватился за доску, чтобы не дать ей уйти назад. Возвращаясь, волна налетела на него, готовая скрутить в своих объятьях и тоже унести в море, но Манг нырнул под нее и тем самым ослабил напор, а потом в один миг схватил человека и побежал к берегу.