Сын воды

На одном из таких островов он решил заночевать.
Подплывая к берегу, он отметил, что это красивое место имело и свое неудобство: тут было множество рифов - одни высовывались из воды, другие скрывались в ней у самой поверхности. Даже легонькой лодке Манга трудно было пробираться между этими рифами.
Наконец он высадился на берег, вытащил лодку и направился осматривать остров. Все свое оружие, ковш для ловли рыбы и моржовую шкуру он оставил в лодке. Только на плечах была повседневная одежда - короткая накидка из шкуры котика. Приятно было пройтись по мягкой траве. Вокруг цвели какие-то интересные цветы, птицы тоже были незнакомые, маленькие, и пели они звонко и красиво, совсем не так, как все эти чайки, утки, альбатросы и другие морские птицы, от чьих криков трещала голова.
Дальше, взбегая на невысокий холмик, зеленел лес. Манг двинулся туда. На наш взгляд, это был бы совсем неказистый лесок, но Манг и такому был рад. В тех местах, где жили они, росли только редкие скрюченные деревца, которые изо всех сил цеплялись за голый камень. А тут они были красивые, приветливо зеленели.
Манг миновал лесок, взобрался на вершину холма и сел. Вечер выдался на редкость. Море было неподвижно; на небе - ни единой тучки; солнце медленно опускалось в воду. А позади, как всегда, высились снеговые горы и в одном месте к самой воде сползал ледник. Он, казалось, был совсем близко, а на самом деле до него набралось бы километров пятьдесят.
Манг сидел, отдыхал и в задумчивости любовался красотами природы.
Но что это там такое? Кажется, человек в лодке что-то делает у берега. И как раз возле кану Манга. Вот он отъезжает и тянет за собой вторую лодку. Украл!
Да это ж Нгара, будь он проклят! По этой поганой птичьей одежде видно.
Взревел Манг не своим голосом, сжал кулаки и зубы и со всех ног бросился к берегу.
- Стой! Нгара! Стой! - кричал он задыхаясь.
Но лодки все удалялись. Когда Манг подбежал к воде, Нгара был уже на таком расстоянии, что даже остановился назло Мангу.
- Нгара! Стой! - не переставал кричать Манг. - Это тебе даром не пройдет. Если не я, так мой отец и Кос тебя прикончат. Бери, если хочешь, моржовую шкуру, а кану оставь!
- Ты мне отдаешь шкуру, когда она уже у меня, - насмешливо ответил Нгара. - А кану я лучше оставлю в море. Тогда во всяком случае ты не будешь мне больше встречаться на дороге и угрожать, как сейчас. А отец будет думать, что ты утонул в море.
И он поплыл дальше.
- Подожди! Нгара! - снова закричал Манг. - Возьми себе все, что у меня есть. Только кану оставь.
- Ха-ха-ха! - захохотал тот. - Дурень ты! Да я уже и без тебя взял все это. Ну, желаю тебе всего наилучшего на новом месте. Живи счастливо.
И он решительно принялся грести прочь от берега. Напрасно Манг кричал, тряс кулаками, грозился, даже просил. Лодки отплывали все дальше и дальше и вскоре растаяли в сумерках.
Манг остался один на безлюдном берегу, с голыми руками. В отчаянии он упал на землю, начал биться головой, реветь, рвать на себе волосы. Потом приступ отчаяния прошел. Манг сел, успокоился и так просидел, не двигаясь с места, всю ночь... Воздух был теплый, вода ласково плескалась у самых ног, из-за гор показался узенький серп месяца; так тихо и мирно было вокруг, что жутким сном казалась трагедия, которая только что разыгралась на этом берегу.
Первые лучи солнца вернули Мангу бодрость. Он выпрямился, встряхнулся, огляделся вокруг. Все тут было даже лучше, красивее, чем там, где остались его родители. Только кану не было. Ну да от этого до смерти еще далеко. Он сам себе сошьет кану, тем более что и дерева тут хватает. Но зато и отомстит же он этому Нгаре!