Сын воды

Океан глухо гудел. Волны одна за другой налетали и разбивались о камни. Крепчал ветер. Начал брызгать дождь. Костер потух.
Люди проснулись, стали кутаться в шкуры. А дождь хлестал все сильнее. Уснуть уже было невозможно. Холодный ветер с моря, не встречая никаких преград, так и сек косыми струями дождя.
Хоть бы спрятаться куда-нибудь!
Но место открытое, нет даже высокой скалы, за которой можно было бы укрыться.
- Давайте перевернем лодки, - предложил кто-то.
Так и сделали. Под лодками было куда лучше. Только вода подтекала снизу. Так и прокоротали ночь. Одно утешение - дождевой воды напились вволю.
День настал хмурый, дождь то прекращался, то сыпал снова. Но люди и этому были рады.
- Хорошо еще, что большого дождя и бури нет, - говорили старики. - Скорее бы починить лодку да выбраться из этой дыры.
Часа через два лодка была залатана и охотники двинулись в обратный путь.
Большинство фуиджи держится в южной части архипелага, куда никто из чужих не заглядывает. Нельзя сказать, чтобы они так уж боялись случайного путешественника. Причина тут другая: там, где не бывает белых людей с их ружьями, обычно собирается разное зверье и особенно птицы. А среди них встречаются и такие, что повкуснее пингвинов.
Но Манга все время тянуло на север, ближе к белым. Хотя со времени встречи с кораблем Манг больше ни разу не видел белых, он знал наверняка, что искать их нужно именно там. Только там можно снова встретить их корабль. Один раз Манг даже видел их кану, но издалека - ближе он не успел подплыть.
Как раз там, за Магеллановым проливом, он отыскал один уголок, который на долгое время мог стать домом для его родителей. Это был маленький заливчик, вроде озерца, так огражденный скалами, что ни ветер, ни волны не проникали туда. Уголок был похож на то озеро, куда они ездили за дровами, только поменьше и уютнее, теплее.
- Лучшего места на зиму не найти, - говорил он своим родителям.
Этот уголок они и сделали своим домом. Нашлась там даже площадка, куда они сложили лишние вещи и где могли спать. Для этого, правда, пришлось прогнать птиц, которым тоже понравилось это укромное местечко. Тут же рядом со скалы стекала струйка пресной воды. Словом, устроились со всеми удобствами.
Кроме того, оказалось, что прямо под ними в воде растет целый лес, а в том лесу водится уйма "дичи".
Впервые заметили это во время отлива. Когда вода спала, в ней стали видны раскинутые вширь ветви. Это была не морская трава, а настоящее дерево, с ветвями толщиной в руку, с длинными узкими листьями. Эти листья, каждый по метру длиной, шевелились, извивались, будто змеи. Ветви разрослись так густо и широко, что все дно заливчика было покрыто непролазной чащей.
А между тем это было одно-единственное дерево со стволом в полметра толщиной. Такие деревья-водоросли, по названию фукус, довольно часто встречаются и в северных морях, но только здесь достигают такой величины: иной раз одно дерево занимает пространство метров двести в ширину.
Когда мужчины полезли в воду и приподняли одну небольшую ветвь, на ней оказалось столько разного добра, что и у детей, и у взрослых потекли слюнки. Чего тут только не было! Ракушки, моллюски, маленькие рачки, медузы, анемоны, разные червячки, - одним словом, все, чем любили лакомиться наши фуиджи.
- Смотрите! Смотрите! И крабы! - весело закричали дети.
И верно, в разветвлении дерева разместилась целая семья крабов. Старый краб зло поглядывал на людей, раскрывая и закрывая свои страшные клешни, но его тут же схватили и разбили о лодку.
- Еще один! - крикнул Кос, снимая другого краба. Потом нашелся и третий.