Сын воды

Манг вынужден вернуться, но он дает себе слово в другой раз, когда будет один, обязательно проплыть дальше, выбраться туда, на простор. Может быть, там как раз и лежит земля, где живут эти загадочные белые люди.
Местные жители встречаются редко. Увидишь одну или две кану где-нибудь в тихом уголке у берега, а потом целых несколько дней не встретишь живой души. Сколько всего людей в этом племени - никто не знает. Предполагают, что осталось не больше пятисот человек.
Они никогда не собираются вместе, не имеют никакой организации, у них даже нет своих старейшин или вождей. Так и живут, каждая семья сама по себе, неорганизованные и самостоятельные. На бумаге принадлежат Чилийской республике, но ровно настолько же знают свою республику, насколько и она их.
Людей встречалось мало, зато птиц тут было хоть отбавляй. Временами они поднимали такой гам, что в трех шагах Манг и его братишка не могли расслышать друг друга. Все эти птицы, как и люди, жили исключительно за счет моря.
Лодка плыла в окружении небольших островков. Справа они были разбросаны как попало, словно пятна на стекле, а слева сливались в длинную цепь.
Уже довольно долгое время до Манга и его маленького спутника доносился какой-то непонятный шум: словно гомон и дыхание огромной толпы. Сначала они не обращали на это внимания, тем более что вообще птичьего крика хватало. Но потом заинтересовались.
- Кажется, вон там, с той стороны, - сказал малыш.
Манг остановился, прислушался. Правда, за скалами слева что-то происходило. Всего интереснее было то, что в этом шуме нельзя было различить криков, зато отчетливо слышался глухой гул, ворочанье.
Подплыли к берегу, вылезли и осторожно начали карабкаться вверх. Взобрались на скалу, выглянули и увидели диковинное зрелище.
На низком, ровном берегу лицом к морю выстроилось многочисленное войско. Ровными шеренгами, неподвижные и молчаливые, стояли отряды "солдат". Перед ними расхаживали "командиры", которые время от времени бросались в море, ныряли, а потом снова подходили и, размахивая руками, что-то говорили своим солдатам.
Сходство с солдатами увеличивалось еще тем, что все были как один: черные спины и бока, белые грудь и живот. Только один отряд был какой-то обшарпанный: мундиры порваны, местами светится голое тело. Ростом все они были около метра, а некоторые и больше.
Отдельный отряд составляли молодые. А дальше уже сидело на земле множество народу, должно быть, женщины. Порядок был строгий: если кто-нибудь подходил к чужому отряду, его тотчас же прогоняли оттуда и водворяли на место.
Хотя Манг и его братишка не раз уже встречались с этими солдатами, они долго разглядывали диковинное войско. И все, кому случалось видеть их, не могли надивиться на этих птиц - пингвинов.
Обычно пингвины живут в воде, где чувствуют себя как рыбы. На берегу они собираются, чтобы вывести детей. По земле ходят на двух ногах; вместо крыльев у них ласты, похожие на те, что у моржей. Потому-то пингвины и не могут летать: их ласты скорее напоминают руки, чем крылья, особенно когда пингвины размахивают ими при ходьбе.
Спина у них покрыта перьями, похожими на рыбью чешую и подогнанными, как дранка на крыше. Только спереди растет белый пух да на голове торчат, как щетина, несколько перьев.
Манг захотел наловить этих птиц. Хоть мясо их и невкусно, однако фуиджи не отказываются и от него. Кроме того, и шкурки пригодятся на одежду.
Беда только, что добраться до них было трудно. Те скалы, на которых находились Манг и его братишка, отделялись от стойбища пингвинов водой. Гряда скал тянулась далеко-далеко, постепенно переходя в высокие горы, так что с этой стороны обойти их было невозможно. Оставалось попробовать с другой стороны, от моря, но там меж камнями кипели такие буруны, что объезжать их было очень рискованно. Недаром пингвины выбрали такое место.